Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9


^ ГОЛУБЕЙ ГОНЯТЬ

Для других эта работа — забава и шалость, за какую вообщем не хвалят, а городских ребят предки их считают непременною обязанностью и награждать волосяной выволочкой. Для других, не только лишь взрослых, но Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 даже старенькых, легкая забава перебегает в суровое занятие, просит особенной науки и доводит до любительской страсти со всеми неловкими последствиями.

Как всякое бессознательное желание, эта страсть также неудержима, необузданна и заразна. Ею Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 заболевают целые городка и в их такие умные люди, как дедушка Крылов (баснописец), и такие могущественные, богатые и сильные люди, как братья Орловы-Чесменские. Но, как не дающая никаких практических результатов, игра Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 все-же у нас не пользуется почтением и вызывает издевки. Задумываются даже, что нет позорнее несчастия, как упасть с голубятни и убиться до погибели в безрассудном увлечении при напуске н подъеме голубей. Слово же Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 «голубятник» обратилось в презрительное и бранное: «В голубятниках да в кобылятниках спокон веку пути не бывало» — убеждает народная пословица.

О городских ребятах выговорилось слово неспуста, конкретно поэтому, что серьезно поставленная гоньба Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 голубей, с соперничеством на пари, как игра азартная, укрепилась только в наших городках и в большей степени в торговых. В деревнях такими пустяками заниматься некогда, разве воспитывая голубей на продажу Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. Но же и тут голубей подменяют скворцы. Все же тут твердо веруют, что «сегодня гули, да завтра гули, ан и в лапти обули». Зато нереально представить для себя ни 1-го мало-мальски приличного городка, в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 особенности древнего, где бы не было реальных голубятников-любителей. Правда, что сегодняшнее серьезное время, перевернувшее почти все навыворот, а главное, потребовавшее серьезного и сторожливого взора на жизнь, в значимой степени Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 ослабило эту купеческую страсть и городскую забаву. В неких городках она достигнула до последних пределов не больше 20 5 — 30 лет тому вспять. Город Тула выделялся более всех других и почитался столицею всяких забав с певучими Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и непевучими птицами. Он сделался даже притчею во языцех и предметом народных насмешек. Москва, совместившая внутри себя несколько городов разом, естественно, оказалась не способен отстать от повальной страсти к козырным Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 голубям, говорящим скворцам, драчливым петушкам и т. д. Она прославила курских соловьев и принудила завести себе фабрики канареек в Медынском уезде Калужской губернии, на так именуемом Полотняном заводе. Голуби дались легче иных Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 птиц, так как оказались более повадливыми к людям и их жильям и поболее смешными и послушливыми.

По правде, найдется ли на Руси таковой город с мучными рядами и лавками, где бы не шумели сильными и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 звучными взмахами сизяки (одичалые голуби) на длинноватых заостренных крыльях, помогающих резвому, грациозному и длительному полету? Они или лаского лобзаются, сидя на крышах, и томно, звучно и приятно для уха воркуют, то Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 заботятся и суетятся около налитой дождиком лужи либо на водопойной колоде и притопывают проворными и нежными лапками, на которых задний палец касается земли! Они в кучке и не ссорясь меж Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 собою клюют выброшенные из лавки целыми горстями зерна, а самчик в густом и прекрасном мундире, как гусар былых времен на балу, прогуливается вокруг собственных дам, растопырив шейные перья. Такими голубиными выходками можно только наслаждаться Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. Вообщем не ошиблись люди, признавая эту птичью породу за эталон кротости, целомудрия, невинности и любви (но не мозга, которым голуби всех пород вообщем не отличаются). Понятна городская любовь к ним, в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 особенности если припомним, что на любителей имеются в природе до двухсотен разных видов, и меж ними такие занятные, как воркун либо бормотун (он же зобастый), большой, глинистого цвета, и когда воркует Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, то вздувает зоб пузырем, за что зовется еще дутышом. Трубастый распускает хвост, подобно павлину, колесом либо опахалом; плюмажный ерошит собственный воротник из перьев. У хохлатого либо козырного — хорошенький чепчик и мохмы на ногах, делающие Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 его схожим на одетую по парижской моде богатую городскую девченку (время от времени у него этих чепцов нет). Белоснежный «чистяк» с темными крыльями носит на их повязки и прогуливается в кругах Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, за что ему особое предпочтение перед другими породами. Огнистый носит на груди манжеты. Рыжеватый турман, всегда голоногий и время от времени хохлатый, на лету крутится кубарем через голову, через какое-нибудь крыло Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 боком либо через хвостничком. Он так время от времени усердствует править свое дело, «катается вразнобой», что, не рассчитав места, разбивается головой о крышу собственной голубятни. Египетский голубь, когда воркует, заливается смехом, сидя и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 покачиваясь на стрехах и на сучьях, — словом, всякий вид голубей очень прекрасен и все чистоплотны, кротки и вежливы («голубчик» и «голубка» обратились в самые нежные и сердечные ласкательные приветствия). Голуби привязаны к Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 своим жильям, подкармливают других птиц своим кормом и насчет времени очень осторожны. Этими последними качествами и пользовались люди, чтоб сделать из этих птиц суровую себе забаву.

Она у приличных людей находила досуга Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и знала свое время. В торжественный денек и во всякое воскресенье теплой летней иногда горожанин-любитель поднялся с постели рано, сходил помолиться к заутрене, отстоял обедню. Возвратившись домой, на данный момент жаркого Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 пирожка поел, щей похлебал, соснул малость, наверставши то время, что израсходовал ранешным днем; попил кваску и как был в халатике либо в рубашке при жилете, так и полез на голубятню и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 на крышу. Взял он в руки длинноватую мочальную веревку с хвостом, спустил голубей и замахал мочалом в круги; чем далее, тем больше. Дошло, в конце концов, дело до подпояски, а у азартного человека Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 — до небрежной полы. Тогда тяжело бывает представить для себя что-либо смешнее этой бородатой фигуры, которая к тому же и присвистывает, и хлопает в ладоши, и пристукивает палкой, прикрикивая на Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 голубей: «Кысь-кысь!» — пока они прогуливаются в кругах.

Он вскинул поначалу ободистого либо кладного, которые больше обожают летать одинцами и не могут длительно тешить владельца в горячие и тихие деньки. Он на Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 этой голубятне родился и тут выхолен; сейчас ему проба.

Поднялся он отлично, взлетел забавно: то притонет, будто бы бы в воду приспустился, то мало подастся наниз, то снова полетит прочно. Стал он Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 спускаться, выкруживать книзу: потягивается, крутит шейкой на ту и другую сторону. Владелец доволен: будет неплохой летальщик на все лето, в горячие деньки станет летать мягко.

Вот и испытанные «повивные» либо «налетные», выпущенные парами и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 всем гнездом. Не спешат; круги как будто отрисовывают на бумаге: выходят гибкие, совсем круглые. Всем кажется, что стоит там для их в воздухе прямой шест и они его лицезреют во всей прямизне Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и стараются выводить около него спиральные круги, точно часовую пружину тянут: чем выше, тем завивистей и проворней. И все еще летают на виду. Лицезреет глаз и ощущает любительское сердечко, что Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 там, в воздушных кругах, голуби «сплывутся либо вскипятся» все в кучу и прямо над головой, потом пропадут.

На это время уже чуть ли не половина маленького, но древнего городка навострила глаза и, не спуская Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 их, любуется и утешается чужой радостью, которая на сей день и раз будто бы своя, домашняя и даже частично общая городская гордость. Ребятишки, побросавши городки и бабки, собрались со всех Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 улиц и сгрудились тесноватой кучей около того места, где владелец голубей инспектирует число кругов, какое сделали птицы до исчезновения из глаз. Считают с ним совместно и все те, кто любуется; при всем Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 этом, естественно, просчитываются, заводят споры, ссорятся ребята и дерутся. 100 кругов полагаются неотклонимыми для наилучших повивных; после 20 исчезают из глаз, «теряются летальщики» и т. д. В особенности оживляются группы зрителей, когда с 2-ух различных голубятен вскинули Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 по паре и обе на далекой высоте, сплылись и пропали. Вопрос о том, в чьей будке они очутятся, куда обе пары выкружат, — так живой и жаркий, что делаются заклады либо Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 пари. Спор идет о том, чья голубка переманит; один продал голубя, другой купил его, подсадил к голубке, кормил пшеницей, держал их в одной клеточке несколько недель и не выпускал на волю Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. Голуби совыкались: голубка привязчива, а голубь всегда вежлив и ловок. Придет пора, что можно на него и понадеяться, спустить его на свидание и для встречи с прежней голубкой. Сейчас чья-то возьмет Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9? Вот все они четыре выкружили; книзу идут твердо, все шибче и быстрее, не изменяя взлетов, не ломая кругов. В самом низу кружат очень очень. Но не в этом дело, а куда повернут? Повернул голубь за Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 старенькой подругой, а за ним потянула в чужую будку и новенькая; разом все, как по команде, сели в ряд на гребне крыши. Побежденная пара, без ссор и далеких споров Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, остается собственностью того, к кому прилетела. Был чужак, сейчас стал свояк, «пришатился».

Отлично выдержанных в горячий и тихий денек можно смело вскидывать раза четыре — они нимало не ослабеют. Летанье отменное, «сплывка» радостная. На Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 Таганке, на Полянке и в Рогожской у Андроньева монастыря это отлично понимают и высоко ценят, рокотом и выкриками делая реальный рынок. На это твердо высчитали и сами владельцы-любители. Голубя обожать Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, нужно его и холить и все предугадать.

Переманка голубей у охотников почитается делом легитимным и справедливым. Нагое воровство наказывается жестоким самосудом, как одно из тяжких злодеяний. Юных ребят поколотят предки само по себе Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, а сверстники добавят к недополученному дома.

КАЗЮКИ

Острые на язык, находчивые на ответ, сорви голова — тульские оружейники, изнемогая около горнов 6 дней в неделю, на досужий час торжественных отдыхов, могут преобразовываться из Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 ободранцев, пропитанных кузнечным и медяным запахом, в хороших молодцов. Не из одной только корысти на развеселую выпивку облюбили они всякую Божью птицу, гоняются за ней, водятся с ней, холят и воспитывают. Птицелов Перова в картине Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, всем известной, художественно изображает то состояние духа, каким проникается схожий любитель.

— Присядь, бачка, чижи летят! — упрашивал в о но время проходящего человека тот «казюк», просьбу которого направили сейчас в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 саркастическое присловье всем гулякам.

Он на тот, как и сейчас, приладил ловушку, а сам, пустив заводного чижа, припал за кустик, да там и застыл. Старательно он самца выбирал; все приценивался; за длительное Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 время до охоты отсаживал, а сейчас на него уже полностью понадеялся.

По сучьям березы бегают эти зелененькие чижи, свободные и беспечные, — и чирикают. Заводное, как выпустили его на точок и услышал он Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 чириканье, так и стал тотчас же «мастерить» — завлекать. Один чиж прилетел на ловушку — и заморозил охотнику сердечко. Хлопнул западок, — так как будто из ружья выпалил и растопил сердечко: 1-ый чиж попался.

А заводной все зазывает Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9: призовет — обойдется, да так, что не знаешь: дивиться ли тому, как это умеет оказывать такую ласку такая малая пичужка, либо свое сердечко сдерживать, — не мешать заводному накалывать. Другой мастерит Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 на все девять позывов, а свободные самки так колом к нему и бросаются. Начинают чижи драться меж собою и пищат. От наслаждения и удовольствия у охотника дыхание спирается в горле, — целый денек посиживал Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 бы да смотрел на птичьи выходки.

На примыкающей липе тем временем проявился зеленоватый молодец покрупнее заводного. Привел этот с собой собственных целую стаю и всех при для себя держит. Ловушку лицезреет, а к ней Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 нейдет. Раз подпрыгнул, да тотчас же приподнял и взъерошил затылок, затрещал, — ну и прочь. Точок опустел весь, только один верный домашний друг и остался на нем.

— Провалиться бы этому самцу через Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 землю! Не дорог жеребец — дорог заяц.

Нужно сейчас новый точо к розыскать, снова начинать охоту поначалу:

— Тю-пик!

Это красноголовый щегленок некстати прилетел над охотничьей неудачей подсмеяться.

Туляки, вобщем, и щеглятники (их же Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 дразнят: «щегол щаглуе на лубочку»). Не дают они спуску и синицам: одна какая-нибудь махнет, как колокольчиком, — казюк и замлел. Снова присел, стал прислушиваться, исстрадался, — до того хороша эта синичка: в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 пении сильна, и полна, и многоречива.

— Ти-гю-динь! — и расстановочку сделает необычную.

Завтра и на синичьи своры напустит казюк заводного. Один таковой у него уж отсажен.

^ ТИПУН НА ЯЗЫК Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9

Порода голубей и вообщем всякая домашняя птица останавливает на этом общеупотребительном ответном выражении «типун бы для тебя на язык» всякому, кто стращает недобрыми известиями, стращает худеньким пророчеством, высказывает очень откровенно какое-либо злое пожелание Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. У птиц, только принадлежащая им, болезнь эта, по разъяснению Эльпе в 1-й серии Обиходной рецептуры, — особенное поражение горла, полости носа, время от времени покровов языка; то, что хозяйки дома обычно принимают Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 за «типун», по сути есть особенный придаток на кончике языка, в роде коготка, облегчающий при клеваньи схватить языком зерна.

^ ДЕЛО В Шапке

Некие задумываются создавать его в виде переводного слова с французского языка, хотя Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, по многим признакам, выражение это можно считать коренным либо если и взятым, то в очень дальние времена. Метать жеребьи, определяя очереди, — прием, узнаваемый библейским евреям, — практиковался и на Руси. Шапка, валянная из Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 овечьей шерсти, также с незапамятных времен российский народный головной убор, и белорусский колпак-магерку мы лицезреем на скифских изваяниях. В эти шапки на всем различном протяжении российской земли бросаются всякие жеребьи в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 виде условных символов — будут ли то каменные либо надкусанные и нащербленные рубилом монеты, либо куски свинца с меткой на счастье — при спорах и наймах. «Жеребей — божий суд» (гласит пословица); «жеребей метать Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 — вперед не пенять». Чья метка вынется, на том человеке и всем спорам конец; его право на получение заказа перед конкурентами на куплю и продажу, на поставку лошадок в разгон и т. д Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. безоговорочно, и дело в шапке ждало только очереди: надевай ее на голову — сейчас дело твое из нее уж не выскочит.

^ ЭЙ, ЗАКУШУ

Это выражение, в виде предупреждающей острастки и легкой опасности, народилось в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 Москве и тут до сего времени бродит, вращаясь в среде торгового люда. Возникновение его в обиходной речи относят к началу сегодняшнего столетия и, приписывая ему историческое и бытовое значение, требуют Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 от нас серьезных разъяснений.

Покойно, сытно и сладко жилось добросовестным старцам в кротких кельях добросовестных обителей, а еще того лучше, беззаботнее в богатых лаврах и ставропигиях. Пели у их на скрытых переходах слепые Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 нищие про Алексея — человека Божьего; «пили-ели сладко, жили хорошо», в особенности в прошедшем столетии, когда монастыри эти обладали крестьянами, и Троицко-Сергиева лавра была помещицею более чем 100 тыщ душ чудотворцевых. Худо Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 жилось заштатным гулящим попкам, которые с давнешних времен представляли целый класс людей без средств к жизни и определенных занятий.

Здесь и запрещеные, и безприходные, все — кутилы и бражники: шатаются по радостным Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 местам, валяются по царевым кабакам с тех времен, когда всякие деяния в первый раз выучились записывать, и с народом стали говорить писаными грамотами. Замыслят ли залихватские казаки поход на татар либо просто добрые Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 молодцы соберутся погулять и подурачиться по матушке Волге, — безместные попки тащатся за ними. Когда поплыл Ермак забирать Сибирь, в его отряде шли три попка и сверх того старец-бродяга, который Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 «правило правил и каши варил, и запасы знал, и круг церковный справно знал». Бродили попки и за Стенькой Разиным, нашлись таковые готовыми к услугам и у Емельки Пугачева. Чем больше нарастало лет и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 приближали они наше бедовое время — число безместных попов очень увеличивалось. В конце прошедшего и сначала сегодняшнего века оно было удивительно. Указы совершенно не стали действовать: попов они совсем не устраивали, а, стало Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 быть, и не смирили. Шатались они по кабакам и нагуливали хворую печень; болтались по рынкам и, посреди народных скопищ, гласили скаредные речи и творили неподобные дела. Дошатались и условились в конец до Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 того, что на их артель пало сильное подозрение в кровавых событиях столичной чумы 1771 г. Столичная чернь уничтожила полу-малоросса, полу-молдавана архиерея Амвросия Зертис-Каменского, который обожал раздавать, по ожесточенному характеру, плети и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 розги вправо, влево и повдоль всего белоснежного духовенства. Даже священники, приносившие бескровную жертву, были сечены до крови. И сами они удирали от приходов собственных, и против воли их отгоняли от церквей. Скопилось Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 таких «безместных» к началу сегодняшнего столетия величавое огромное количество, почуявшее уже силу и возобладавшее смелостью. Кто не успел пристроиться в раскольничьих скитах поповского согласия, те вышли прямо на московские площади. На перекрестках они Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 протягивали руку, на многолюдных «крестцах» предъявляли общенародно свои рваные вретища и разъясняли свои безысходные и неключимые неудачи. В Москве в особенности прославился «Варварский крестец», что образовался из Большой Лубянки, Солянки Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и улицы Китая-города, носящей заглавие свое от церкви великомученицы Варвары. Тут, на дороге из Замоскворечье, собирался торговый народ во общенародном огромном количестве с самым легким и нехорошим продуктом, но дешевеньким Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и подходящим всякому на руку. Здесь и безприходные попки приладили собственного рода торговлю, чем умели и чего от их могли на рынке добиваться.

Этот спрос на попов свободных, гулящих и безместных в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 особенности усилился в то время, как француз сжег Москву, когда погорели все церкви и стояла «мерзость запустения» даже в кремлевских соборах. Опасливое духовенство последовало примеру Августина (Виноградского), правившего епархиею за митрополита Платона, удалившегося, с Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 чудотворными иконами Владимирской и Иверской, в Муром. На все величавое огромное количество столичных церквей далековато недоставало требоисправителей не только лишь в то время, когда Москва заполнена была пожарным смрадом, на улицах валялась Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 конская падаль, торчали закоптевшие каменные фундаменты и печи. Собравшиеся со всех боков священники получали заказ и находили дело далековато позже, когда кое-какие храмы успели уже обновить либо подправить. Кладбищенские же хотя Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и все оставались целыми, но стояли без причта и без пения. Древесные поповские дома все пригорели. Ничего не пощадил француз: всех ворон поел, все драгоценности расхитил; над святыней надругался; почти все с собой Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 увез.

На схожем безлюдье и посреди такового полнаго разрушения огромного городка безместные попки обрели для себя злачное место, чтоб было где править слово правды. Полюбился им пуще всего «Варварский крестец» и стали Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 они все тут собираться. Кому их было необходимо, так про то все и знали. Походят безместные по массе, присядут на лавочку, — все поджидают. Волоса, известные на рынках более под именованием гривы, торчат Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 из-под шляп с широчайшими полями всклоченными; засели в их пух и сено. Бороды не расчесаны, нанковые линючие подрясники подпоясаны веревочкой; на плечах выцветшие на солнышке камплотные рясы еле держатся Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. Другие обуты в лаптишки, и хоть бейся об заклад, на ком больше заплат.

Все забрались с первым светом, когда чуток еще начинал он брезжиться. Рыночные торговки, по собственному сердоболию и по Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 чужому обычаю, успели всех попов оделить калачами. Другой позабытый либо запоздалый и обделенный сам припросит:

— Ныне от тебя еще не было благостыни: давай калач-от!

Калачи попками не поедались, а скрывались за пазуху.

— Зачем Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 прохладному и голодному прятать, лучше съесть: может быть другая калачница новым и свежайшим облагодетельствует?

Мы на данный момент увидим, какую с этими калачами безместные попки «Варварского крестца» выбросят штуку.[20]

Идет Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 к ним негоциант либо другой нуждающийся в попках человек, а они уже его по шапке и по походке издалече лицезреют и обступают. Слушают, что кому необходимо: заупокойную либо заздравную обедню?

1-ые в то Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 тяжелое время были в самом большом требовании.

— Помянуть нужно.

Не много ли народу побито под Тарутиным, под Малоярославцем, а того еще более под Бородиным? Другому охото о собственном избавлении помолиться, да притом не по Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 другому, как в собственной приходской церкви, а духовного отца нет: еще не возвратился. Иному это на данный момент охото сделать, так как он в тот денек именинник.

— Ну, что-ж здесь Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 толковать, — мы это дело справим, мы это можем.

— Цена какая будет?

— Что предъявляешь?

— Чтобы со гулом и пением, и пуще всего не пропускать ничего и не спешить.

— Имеются ли готовые просфоры в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 обозначенном церковными постановлениями количестве?

— Заручились: одна-таки просвиренка уцелела и ведет торговлю мягенькими.

— В каком количестве и все ли 5, и сущность ли, сверх того, запасные?

Оказывалось все на лицо.

— Полагается поминальная Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 запись: есть ли она?

— Сгорела, затерялась: потолкаться, чтоб написали, было не к кому.

— Вот и препятствие, труд и болезнь: писать нужно. А я сам-то поразучился. Ну и веществ тех для рукописания Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, грех ради наших, ни у кого не промыслишь: тут на торгу не полагается.

Через плечо другой поп глядит, коварно прищурив левый глаз и преклонив ухо. Вобщем, сейчас он глядит более из любопытства и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 частично только из соглядатайства: по сути попки, мужичьим базарным обычаем, уже метали жребий. Звонили они в шапке грошами и установили очередь меж собою, по порядку вынутых монет. Торгуется опытный и самый бессовестный Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, а служить пойдет тот, который последним вытащил собственный ломаный грош. Опытного и недопускают до жеребья, а отправляют его вперед, по общему предназначению и полным голосованием: он получает отсталое и «свершонок».

Бойкий старается Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 сбивать заказчика словестно. Торгуется, сбавляя стоимость копейками. Закидывает всякими замысловатыми словами, запутывает устрашающими и внезапными вопросами:

— Касательно полных поминок всех соответствующих имен либо только новопреставленных: как читать?

— На всех ли сугубых ектениях Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 совершать полное поминовение либо токмо на первой?

Выговаривает и число выходов из алтаря для каждения, называя кутью «коливом», толкует и о многом неподходящем и, встречаясь с кремневым упорством заказчика, выхватывает Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 из-за пазухи даровой и дешевенький калач. Держит его в руке и обсказываетъ:

— От длительных и пустых дискуссий я уже и есть восхотел. Эй, закушу!

Меж тем другие попки все уже отошли прочь Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и, невидимо для наемщика, скрылись в рыночной массе. Они все калачей собственных еще не начинали: по номоканону, следуя священническим правилам, не воспринимали они ни капли питья, ни крохи еды со времени вчерашнего солнечного Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 заката. Так, по последней мере, все задумываются.

Задумывается таким же образом и тот заказчик, перед которым, как Мария египетская в Иорданской пустыне, стоит последний поп и, как свеча перед иконою, теплится.

— Закусит Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 тот поп калача, — уж он не петушок: обеден петь на весь денек не годится. Прячь-ко, батько, калач-то за пазуху! По незапятанной совести нужно бы тебя разбранить в корень Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, да вот «пришло пота, что подай попа». От вора отобьешься, от подъячего откупишься, — ну, а от попка как и чем сейчас отмолишься?

^ Свободному ВОЛЯ

Удельные князья писали обычно в собственных договорах вместе: «а боярам Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и детям боярским и слугам, и крестьянам свободная воля». Вот с каких пор сохранилось до наших времен это выражение, по серьезным требованиям нашего языка, кажущееся такою же бессмыслицей, как «масляное Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 масло», «поздно опаздывать» и тому подобные неправильности, допускаемые время от времени в обиходной речи. Когда складывалась эта поговорка по сути свободен, т. е. свободен был каждый крестьянин, носивший внутри себя опытную и обычную Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 силу, владевший величавой потаенной из одичавшей земли создавать злачную почву и пустую, ничего не стоящую своим трудом и искусством превращать в ценную. За таковую уже охотно платят средства. За использование ею Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 добивались подати и повинности, и их соглашались платить. Земля делалась «тяглом», и крестьянин с землею и земля с крестьянином так тесновато были связаны, что друг без друга они не имели никакого значения. Земля без Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 крестьянина — мертвая пустошь, липкая грязь, «дикая пасма»; крестьянин без земли становился бобылем, бескровным и бесприютным человеком, которого уже никто не жалеет, но все охотно презирают. Ему нужно было садиться на землю, и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 если он расчистил новейшую и ничью — становился полным владельцем; если занял чужую, то, не переставая быть свободным человеком, жил тут как наемщик, платил трудом за использование, а возжелал — отошел. Если он Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 забирал при всем этом на чужой земле у обладателя скот и орудия, хлеб на прокорм и семечки, он все-же был только должником: рассчитался по чести и совести — и снова был свободен. У Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 свободного воля, таким макаром, была правом, льготой, означала свободу для действий и поступков: жить на земле, доколе наживется, и уходить, куда вздумается. Воспользовались этой свободой переходов только конкретно свободные люди, какими почитались в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 те времена: сыновья при отцах, братья при братьях, племянники при дядях, — все не вступившие в обязательства либо свободные — уволенные от таких. Всем свободным предоставлялась полная воля, так как были еще Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 холопы и рабы. Эти вечно принадлежали господам и, как вещь, были бы заложены, проданы и даже убиваемы без суда и ответа. Такие кабалили себя сами, продаваясь от последней бедности либо от мучительных Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 припираний богачей и тому подобного. Из такого же древнего права на свободную волю, каким вровень с крестьянами воспользовалась и дружина, и на том же северо-востоке столичного страны совершился величавый акт Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 объединения страны. Усевшийся на собственной «опричнине» князь, почерпая из земли, как богатырь, новые силы, богател и крепнул. У наисильнейшего князя стало прибыльно служить, и дружиники, по праву свободного перехода, потянули в Москву. С бессчетными Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 дворами пришли сюда бояре даже с дальнего опустошенного юга и облегчали таким макаром столичному князю собирать русскую землю, становиться самовластным сударем. Сама дружина, с усилением княжеской власти, начала утрачивать свои свободные права и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 главное — право «отъезда» на службу в другие края. Уже на Ивана Третьего сыпались боярские жалобы, что он «нынеча силу чинит: кто отъедет от него, тех безсудно емлет». Отпрыск его, Василий Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, постылых ему безцеремонно гонит» вон: «пойди, смерд, прочь, не надобен ми еси», а отпрыск его Иван Суровый отъехавших бояр уже смело и открыто называл «изменниками». Он убежденно высказал Курбскому: «а жаловати есми Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 собственных холопий вольны, а и казнити вольны-ж». Вот в чьи руки попала пружинная «вольная воля», остававшаяся таковою еще некое (недолгое вобщем) время за крестьянами. Нравное боярство отомстило убиением принца Дмитрия Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 в Угличе, избранием в царствуй человека низкого, без всяких нравственных убеждений (наистарейшего из Рюриковичей Василья Шуйского) и всеми страхами смутного безгосударного времени начала 17-го века.

БЕСПУТНЫЙ

«Не быть в нем пути», — молвят про Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 такового человека, который очевидно не встал на прямую дорогу, обычно ведомую к цели, а избрал либо «попал на неправый, кривой либо неверный путь житейский», как выразился Даль и подкрепил общеизвестными живыми изречениями Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9: «Идешь по беспутью к смерти своей», «на беспутной работе и спасиба нет». К нашим удельным князьям приходили с воли свободные люди, бояре-дружинники, и нанимались к ним на службу двойственным методом Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9: навечно — служить до погибели, либо на время, «сколь поживется». 1-ые получали «кормленье» — право собирать известную часть доходов не только лишь с городов, да и с целых волостей. 2-ые — маленькие бояре — получали различные должности Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 при дворе, где и служили в различных чинах, пользуясь за службу содержанием либо жалованием (другими словами что пожалует князь) с каких-то доходных собственных статей, смотрели — что сейчас именуется — из «чужих Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 рук», а не брали, как 1-ые, своею «властною рукою». А потому что современное слово «доход» в старину именовалось «путем»,[21] то и княжеские наемники этого рода получили прозвище «путных», либо «путников». Другие прямо оправдывали свое звание Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 тем, что разъезжали по поручениям князя, обычно провожали и охраняли в дорогах во время переездов княжеские семьи, но вообщем они были на каком-нибудь «пути». Одни собирали на бойких проездных дорогах Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 «мыт» и воспользовались доходом от сбора пошлин за продукты, провозимые по земле князя. Другие держали путь по владениям князя для сбора ко двору съестных запасов с сел и деревень[22] (это «стольничий Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 путь»). «Окольничий», при походах и разъездах королевских, посылался вперед и приготавливал станы, либо места королевских остановок. У царя Алексея указан был «сокольничий путь», другими словами состоял при дворе бюрократ, ведавший охоту, и имелись Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 под его рукою рассыльные, собиравшие по далеким волостям соколов, кречетов и иную ловчую птицу. Лица, занимавшие подобные должности, так и назывались: «боярин с методом, сокольник с путем» и т. п. До Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 серьезных времен собирателей земли — столичных царей — у «путных бояр» оставалась в силе и праве «вольная воля». Высмотрев более обеспеченного и тароватого князя, охочего в посулах, уходили к нему. Тут такие «послуживцы» получали поместья; так Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, меж иным, народились из их помещики на свободных землях свободного Новгорода, когда их стал раздавать Иван 3-ий. Вообщем этот класс людей был подвижным (они даже не должны были посиживать в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 городке). Потом многие из их домотались со своим свободным правом, переходя с места на место, до того, что сошли на очень низкую и незавидную степень. На Литве, к примеру, они заняли у панов должности Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 управляющих имениями, стали приказчиками, войтами и даже прямо слугами. Оставшимся при древнем праве и звании «путных» довелось очутиться без прежних знатных путей, а при бедах в жизни без промыслов было Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 комфортно и просто стать совершенно «беспутными» в современном досадном смысле. Неимение определенных занятий все-же приемущественно находится в зависимости от того, что у таких людей и в личном нраве «не было проку».

^ НЕТ Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 ПРОКУ

Когда пришельцы-дружинники давали удельным князьям поручные записи служить ему самому и его детям и не отъезжать ни к кому другому, то им, как сказано, давались «в кормленье» и целые городка Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и огромные волости. Эти были надежны за клятвою, данною или «по рукам» (на личном доверии), или за порукою сильных и влиятельных людей (каковы были митрополиты и духовные владыки стольных городов), и крепки Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 на месте за крестным целованием, также с записью. Эти бояре назывались большенными, в отличие от наименьших путевых, и «введенными». Здесь были и приезжие из Литвы либо с великокняжеских российских столов Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, и обладатели значимых уделов. Из этого-то иерархического кавардака, при совместном служении у столичных князей, и выродилось самобытное явление нашей истории — местничество, сделанное праотцами «отчество», дававшее поводы считаться преимуществами рода, а не личным качеством и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 наградами. Стало очень принципиальным и щекотливым право, «кому с кем посиживать и кому над кем сидеть» в советах и думах.

Кормление им давалось «с правдою» и «без правды», другими Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 словами с наростом обыденных доходов, еще право суда с теми пошлинами, которые полагались за разбирательство, решение дела и приговоры. Другим, сверх всего, сетовали поместья в вотчину с правом перехода из единоличного в потомственное Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 владение. Можно было эти владения продавать, обменивать на наилучшие земли, даровать любимому человеку, отдавать в закуп для молитв по порочной душе собственной добросовестным монастырям. Этот метод пожалования сел и деревень именовался Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 отдачею «в прок». Такие счастливцы на свои пустые земли могли звать к для себя рабочих людей и «добрых»: свободных от тягол (обязанностей ранешних) и «не письменных» (нигде не прописанных). Этим жилось привольно Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9; кормленье шло впрок. Вся сущность его заключалась в том, чтоб быть сытыми, на что они сами указывали величавым князьям, когда обращались с жалобами, говоря с полною откровенностью. Так, двое бояр (один российский Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, другой литовский выходец), назначенные вдвоем на один город, лупили челом, что «им обоим на Костроме сытыми быть не с чего». А чтоб сытыми быть, посланные на кормленье, заместо того чтоб тем городкам и волостям экзекуцию Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 и устрой делать и всякое лихо обращать на благо, чинили злокозненные дела, не были пастырями и учителями, но сделались гонителями и разорителями. Бывало так, что один выпросит у городских Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 жителей на себя «посул», а позже востребует к тому же на супругу. И «вошло в слух благочестивому сударю, что наместники и волостели многие городка и волости учинили пусты», разбежался люд кто куда: другие фермеры Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 разошлись по монастырям пожизненно и без отказу, другие разбрелись безвестно. Деревни запустели, и наместника и пошлинных людей уцелевшим на местах прокормить нельзя: нечем. Меж тем наместник и волостели были «честнее Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9» воевод (другими словами, по древнему значению, чином и наградами и в публичном и муниципальном положении стояли еще выше), — чего же могли ждать от этих, более низких, самые малые черносошные? «Великого князя (отвечают Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 другие жалобы) половиною подкармливают, а огромную для себя берут»; по выражению Ивана Сурового, «от слез и от крови богатеют». Воеводы наезжали не только лишь с детками, да и с родственниками, а потому что им Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 была и честь большая и корм сытный, то они привозили с собою всякую челядь, огромную дворню. Сверх того, около их же пристраивались с площадей оскуделые люди — подьячие, которые, в свою очередь Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9, «кормились пером». Всем посадские люди несли корм: и средствами, и пирогами, говядиной и рыбой, вином и пивом и сальными свечками, лошадям овсом и т. д. в бесконечность. Кормленщики разъедались, и чем далее Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 они питались от Москвы, тем необузданнее действовали. Мирские люди тех мест часто вызывались даже на самоуправство, оправдываясь про себя тем, что «до бога высоко, а до царя далеко», «и лаяли» воевод и «хаживали на Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 их бунтом». Пробовали воевод указами смирять, сокращая поборы, ограничивая приносы. Петр Величавый «шельмовал» их, но только какой-то из них высветлел на черном фоне древнего народного быта. То был Афанасий Лаврентьевич Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 Ордин-Нащокин — любимчик царя Алексея: он не желал питаться на псковском воеводстве, а всемерно старался поднять благосостояние городка. Все другие были на один эталон, как образно показано в драме А. Н. Островского Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9. На вопрос о том, каковой будет новый воевода, сказано отчаянно обреченным голосом из толпы юных посадских: «Да, нужно быть, таковой же, коль не хуже». Когда спознали, что и в воеводах Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 9 нет пути и не было проку, другими словами ни добра, ни полезности, это звание в 1764 г. совсем отменили.


serdechno-sosudistaya-sistema-zhivotnih-referat.html
serdechno-sosudistie-zabolevaniya-referat.html
serdechnososudistaya-sistema-ii.html