Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3


В старину чуть ли не везде, а сейчас в почти всех глухих местах липовый лапоть играл почетную роль измерителя земли при общинных переделах, когда малые обрывки неплохой земли имели принципиальное значение для уравнения Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 всех в правах владения либо торжества общинной справедливости. Пахари становятся один против другого и, считая вслух, приставляя один лапоть к другому конкретно и так, чтоб передок головы 1-го приходился к запятнику (задку) другого. Потому Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 и пол-лаптя принимается в расчет, и двое соглашаются «войти в один лапоть» и т. д.

В ДУГУ ГНУТ

Не в аллегорическом, всем понятном, смысле, а в прямом, породившем это общеупотребительное «крылатое Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 слово», дуги гнут не одни медведи, а те же обыкновенные мужики-сермяги. Медведи в лесу дуги гнут — не парят, а если переломят, то не горюют. Парит и горюет тот, кто работает этот Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 покупной и ходовой продукт на рынки обычно в то время, когда реальный медведь, отыскавши ямы в ветровалах, заваливается в их спать до первых признаков весны. Зимой, — временем, настолько вообщем Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 императивным в жизни нашего народа, — и дуги гнут, и колеса здесь же, по соседству, работают и сами же собирают их. Особенных мест не предоставлено: самый промысел стал сейчас скитаться, отыскивая подходящие леса в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 сегодняшнее время их поголовного и бессовестного истребления. К примеру, ильмовые и вязовые дуги числились самими наилучшими и предпочитались другим, а сейчас там, где властвовало чернолесье (в срединной Рф), илим, как молвят Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, прогуливается в сапожках, т. е. можно еще отыскать, но деревья оказываются никуда негожими: всегда с гнилостной сердцевиной. Поневоле стали обращаться к иве и осине. Осина и сейчас нуждающихся в ней выручает. В 35–50 лет Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 возрастом та осина, которая растет на «суборовинах» либо на возвышенных местах, прилегающих к реальным борам, не хрупка и прямослойна, а поэтому признается пригодной; из нее гнут дуги и ободья. Но где же ей Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 сравниться с высочайшими свойствами древесной породы илима либо вяза? Если красочному дереву — вязу задалась глубочайшая и рыхловатая, а в особенности свежайшая и сырая почва по низким пологостям рек и оврагов, он Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 дает древесную породу очень вязкую и твердую, крепкую и упругую. Ее тяжело расколоть; она не опасается ударов и при всем этом высокопрочна. С ней много морок столярам, но за то в изделье Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 она красива по темно-коричневому цвету ядра и по широкой желтой заболони, и отлично при всем этом полируется.

На замену исчезающих вязов всегда, вобщем, годится и даже навязывается ива либо ветла разных пород Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 и бессчетных заглавий (верба, ракита, бредина, лоза, чернотал, шелюги и т. д.). По Рф она всераспространена везде, а в средней полосе, где могут гнуть дуги и полозья, она является в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 самом большом количестве. Ивушка за то воспевается в песнях почаще иных дерев, так как докучно мечется в глаза: по лесам, меж другими деревьями, по рекам, оврагам, на выгонах, по сырым покосам. Может она расти Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 на сухих песках и бесцеремонно лезет в незапятнанные влажные болота, при этом вырастает необычно скоро: даже скошенный пень стремительно покрывается обилием юных побегов. Вот почему и дуга — почаще ветловая, уподобляемая очень образно в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 живом народном языке людской неправде: «если концы в воде, так середка наружу; когда середка в воде — концы наружу».

За то, что эти деревья упруги, — с ними обычно поступают так. Поначалу Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 обязательно парят. На это дело годится всякая горячо натопленная банька, а где уже этим промыслом живут и питаются, там относятся к делу с огромным вниманием и уважением. Там гнут дуги на две руки Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3: или на котловой, или на огневой парке. Для этого адаптированы и особенные заведения: обычный древесный сруб, смахивающий на нехорошую избенку, аршина на два в вышину. На потолке наведено земли и гумуса, сколько он Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 сумеет сдержать, а через стенки вовнутрь проведены две слеги и прорублена дыра с дверкой, чтоб можно было пролезать. В оконце мужчина влезет, на слегах уложит вязовые кряжи, на полу Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 зажжет поленья дров и вылезет вон чернее черта. Дверцу в оконце он за собою запрет. Дрова тлеют, а кряжи млеют. Ивы и вяз так распариваются, что гни их позже, куда хочешь. Это — огневая парня, а Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 если налить водой котел, подсунуть под него огнь и вынудить пустить пар также в наглухо закрытую парню, то и сыр-могуч дуб сдается: придвигай сейчас станок и сгибай дерево — не Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 сломится. Свяжи только концы веревкой, да даже хотя бы и мочалом (ценой всего на копейку), и оставь лежать: кряж попривыкнет, слежится, ссыхаясь и замирая так, как ты того хочешь. Когда дуги остынут, их Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 обтесывают топором, позже проходят скобелью, потом просушивают в теплых избах. На просушенных можно уже вырезать всякие узоры, а потом и кольцо продеть, и колокольчик повесить. На охотников, сверх всего, приготовляется краска Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 из коры крушины (которую где-то кстати именуют «кручиной»). Толкут ее в порошок и разводят кипяточком: выходит оливковый цвет. В расписной, высокомерной дуге и не узнаешь сейчас прекрасного вяза и величавого, гордого и могучего Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 дуба.

^ КОЛОКОЛА ЛЬЮТ

— По городку сплетни пошли, и одна другой несбыточное и злее, — что это означает?

— Колокол где-нибудь льют.

— По деревням бродят вести и соблазняют люд на веру в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 их. Другая хватает через край, а охото ей веровать: выдумано ловко.

— Не веруйте, не поддавайтесь: это — колокольный заводчик прилаживается расплавленный колокольный состав из олова и меди вылить в форму и застудить, чтоб Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 вышел из печи тот вестовщик, который, как гласит загадка, сам в церкви не бывает, а других в нее созывает.

Этот обычай народился, естественно, в то время, когда древесные и чугунные доски, подвешенные к Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 церковным дверям, начали подменять гулкими благовестниками. Шел обычай, возможно, из Москвы, где, кстати, на Балканах, рядом и о бок с колокольными заводами, живут в старенькых и ветхих лачужках 1-ые московские весовщицы и бывалые Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 свахи. Вся задачка сейчас заключается в том, чтоб пустить слух самый несбыточный и небывальщину поворотить на бывальщина. Сложно ли? С стародавних времен смешные небывальщины и одичавшие вести и слухи привыкли Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 ходить по стогнам этого городка на тараканьих ножках и под их тут никогда не было нужды нанимать подводы.

Выходила сплетня заурядно прямо с колокольного завода, а выпускали ее в угоду владельцу и с Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 полною верою в ее бесспорную пользу, как неотклонимый придаток к искусству отливки, заинтригованные удачею дела работники. С Балкан стремительно перелетала известие, как по телеграфной проволоке, в Рогожскую, оттуда перебрасывалась, как Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 пожарная искра по ветру, в благочестивое Замоскворечье, а отсюда разлеталась маленькими пташками по Гостиному двору и по всем трактирам, с надбавками и подвесками.

— Проявился человек с рогами и лохматый: рога, как у черта. Есть не Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 просит, а в люди показывается ночами: моя кума сама лицезрела. И хвост торчит из-под галстука. По этому-то его и признали, а то никому бы не в догад Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3.

Это глуповатое весть — самое употребительное в таких случаях всюду и в таковой степени, что его ажно именовать «колокольным». Естественно, бывают и другие сплетни, каких в Москве, вообщем, не оберешься. Доходит дело до того время от Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 времени, что самые недоверчивые люди впадают в колебание: в сущую ли правду следует веровать ходячему слуху либо и по правде какой-либо тароватый церковный предводитель заказал новый колокол.

Пущен же Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 несуразный слух с тем, чтоб отвлечь внимание праздной и докучной толпы от собственной работы, в убежденности, что в новеньком колоколе не будет пузырей. Таким методом отвлекают внимание, скрывая денек и час родов дам Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 (излишний человек — помеха). Не так давно по берегам Камы в селениях и городках Вятской и Пермской губ. упрямо прогуливались слухи, что вотяки в одном селении зарезали православного священника, который меж Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 тем здравствует и до сего времени. В 1890 г. там же и в особенности в Сарапульском уезде на 10 декабря ожидали мороза в 60 градусов, позже на 15 числе 100 градусов, и поэтому припасали дрова, еду себе, корм для Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 скота, обоконки для окон. Эти слухи распускали заводчики г. Слободского, получившие большой заказ на колокола.

Вообщем следует сказать, что этим церковным благовестникам не только лишь приписывается докторская сила (к примеру для глухих Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, для нездоровых лихорадками и проч.), но народное суеверие часто подозревает в их нечто мыслящее и действующее по собственному желанию. Так, к примеру, один сослан был в ссылку за то, что Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, когда во время пожара желали лупить набат, он «гудку не дал». Правитель Борис сослал углицкий колокол в Тобольск за то, что он целый город собрал на место убиения принца Димитрия. При подъемах новых на Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 колоколенные башни другие упрямятся и не поддаются ни силе блоков, ни тяги веревок, предвещая нечто недоброе и во всяком случае наизловещее. В Никольском уезде Вологодской губернии, на реке Вохме, невидимый Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 колокол ясно и слышно звонил, указывая место, где было надо строить церковь. Это было в 1784 г. В 1846 году эта церковь сгорела, при этом колокола тоскливо и жалобно звонили, — и с той поры Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 сберегается там поговорка: «звоном началась — гулом и кончилась». Не говорим уже о чрезвычайном огромном количестве провалившихся городов с церквами, колокола которых не перестают в известные деньки слышно звонить и под землею, и под Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 водами, напр. в реке нижегородского городка Огромного Китежа. В одной Белоруссии я знаю таких мест больше 10-ка. В заволжских лесах Макарьевского уезда Нижегородской губернии большой колокол Желтоводского монастыря как будто и посейчас Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 подает символ на св. Пасху в святую заутреню, когда начинать христосоваться в тех селениях, которые разобщены с селами и лежат посреди глухих лесов, в 60 милях от гор. Макарьева, и т. п Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3.

Не забудем также и тех исторических фактов, когда колокола имели даже и политическое значение. Перевозка их из 1-го городка в другой служила одним из символов утраты самостоятельности. Оба вечевые, новгородский и псковский, перевезены в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 Москву (псковичи так и гласили королевскому послу: «волен князь в нас и в колоколе нашем»). В XIV веке Александр Суздальский, построенный ханом в достоинство величавого князя, перевез соборный колокол из Владимира в Суздаль Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3. Тверские князья Константин и Василий Михайловичи должны было выслать в Москву соборный колокол, как символ зависимости от Калиты, и т. д. Сейчас на колокольне Ивана Великаго целая так наз. «колокольная фамилия», состоящая Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 из 31 гула, в множестве которых находятся и удельные: ростовский, новгородский, корсунский и проч. В старину за действием этой «фамилии» следили сами патриархи; к истинному времени многие колокола лежали неподвешенными, другие непонятно Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 куда пропали. Звонили только 16, у других висевших не было языков (клепал либо телепней).

^ СТОЯТЬ ПОД КОЛОКОЛАМИ

В самой Москве, в какой еще в XVII веке, по свидетельству иностранцев, насчитывалось до 5 тыщ Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 колоколов, «славных слышанием», — потом оказалось комфортным «стоять под колоколами в прямом и переносном смысле, т. е. в последнем значении «слышать» не всегда подколокольный гул, да и сущую «правду-матку». В 60-х Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 годах мне демонстрировали в Москве того оглашенного, который «ходил под колоколами», т. е. принял настолько редчайшую вообщем, но не уничтоженную и новым законом «очистительную присягу». Ограбил он, под видом опекуна, капитал сирот, и когда Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 подросшие наследники востребовали отчета, а улик и доказательств никаких в руках не имел, он согласился «пройти под колоколами». Обычно сделали ему поначалу увещание в церкви, и он позже присягал на Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 кресте и евангелии при колокольном гуле совсем и посреди общенародного огромного количества, которое чуть не разрушило церковные стенки. Шел он туда среди живой стенки народа с непокрытой головой, но вышел (как и всегда Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 во всех таких случаях) неоправленным: люди таким последним и резким случаям боятся веровать. Они внутренно убеждены, что «Бог очищающей присяги не принимает». Она остается только в виде добровольческой сделки ответчика со своею совестью, да Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 приканчивает дело с наследниками либо вообщем с обвинителями; не добившимися ублажения другими методами.

Столичный негоциант, посреди белоснежного денька, на виду всей Ножевой лиши Гостиного двора, заполненной праздными зубоскалами и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 бесспорными остряками, — негоциант, прогулявшийся по Красноватой площади под колоколами Василия Блаженного и Казанской, числился человеком отпетым: на него указывали пальцами. Жил он точно на том свете, всеми покинутый и презираемый. Вообщем этот метод очищающей присяги Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 признавался самым неловким и томным, применимым на последние случаи и породившим поговорку: «Горе идущему, горе и ведущему». «Хоть при колокольном гуле под присягу пойду» — осталось сейчас в виде, божбы либо клятвы необязательной Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 к выполнению и однородной с схожими: «лопни утроба (глаза); хоть голову на плаху; даю руку на отсечение; иссуши меня, Господи, до макового зернушка; через землю в тартарары провалиться; с места Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 не встать; малышей не видать; всему высохнуть; первым кусочком подавиться, ослепнуть; оглохнуть; если вру, так дай Бог хоть печкой подавиться», и т. д.

^ НА ВОРЕ ШАПКА Пылает

Рассказ достаточно обычной для разъяснения и к Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 тому же очень узнаваемый. Кто его успел запамятовать, тем напомню.

Украл что-то вор тихо и неприметно и, естественно, укрыл все концы в воду. Находили и обыскивали — ничего не Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 отыскали. Думалось на кого-нибудь из собственных близких. К кому же обратиться за советом и помощью, как не к знахарю? И не знаясь с бесом, он, как чернокнижник, умеет отгадывать.

Знахарь повел пострадавших на рынок Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, куда заурядно все собираются. Там толпятся кучей и толкуют о невиданном в тех местах худеньком деле: все о том же воровстве.

В массу эту знахарь и кликнул:

— Поглядите-ко, православные: на Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 воре-то шапка пылает!

Не успели прослушать и опамятоваться от наизловещего крика, как вор уже и схватился за голову.

Предстоящего разъяснения не требуется, но два однородные рассказа просятся под перо. В видах же Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 полноты и соответствующей точности должен я напомнить о существовании однородных анекдотов — из восточных азиатских характеров (к примеру, один записан в каком-то даже учебнике для переводов с российского под Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 мудрено-длинным заголовком «Верблюдовожатый»). Все же два представляемые мною — коренные российские.

Посланный министерством муниципальных имуществ лесничий (по фамилии, сколько помнится мне, Боровский) описывал леса Печорского края и бродил по ним, напрасно разыскивая Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 цельные лиственничные рощи, — прогуливался, естественно, с астролябией и со съестными припасами. За ним бродила целая партия рабочих — таких простаков, что даже позже этого действия я не отыскал у их замков, не считая Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 древесных, против блудливой рогатой скотины. У этих устьцылемов также, по обычаю, была сплочена артель, хотя она, при таком казенном деле и заказе, и не нужна была совсем. Сбились в артель, либо «котляну», как молвят Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 там, другими словами «покрутились» все в один котел и кошель либо составили артель продовольственную, чтоб уваривались щи погуще, а каша покруче: «Артельно за столом, артельно и на столе».

Все шло отлично. Котляна Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 была крепка и работой и товарищеским согласием. Прогуливается лесничий по глухой и влажной тайболе — не налюбуется. Вдруг жалоба: пришли все, сколько народу ни было (и вор пришел, естественно, вкупе с иными Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3), и требуют:

— Вор завелся — изведи! Вот у этого смирного парня запасные теплые пимы (сапоги) украли. Где их укупишь сейчас, когда заворотят осенины? А в пимах-то были у него средства запрятаны; не так Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 чтоб сильно много, но около рубля, гласит.

— Стрелы бы тому в бок, кто такую поруха навел! Ты — ученый, все произошел: помоги нам, укажи вора!

Не хотя «дискредитировать науки», ученый (по Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 званию и по правде) лесничий отважился поддержать и почтение к для себя и веру в привезенные им из самого Питера познания. Вымыслил он позвать за ранее на совещание 1-го старика, который воспользовался у Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 всех огромным почтением и был, что именуется там, «умная башка».

— Не задумываются ли на кого товарищи, дедушко? — спрашивал старика юный лесничий.

— Да все — отличные люди. Все по артеле-то, что и по работе Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, равны, как восковые свеча перед богом в матушке-церкве. Идиентично пылают!

— Однако и пальцы на руках не все равны, — увидел лесничий.

— Так ведь эдак-то — борони бог! — выйдет, пожалуй, у тебя, что Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, кто меньше ростом, тот и виновный. На таковой закон ты не выходи: согрешишь! Возможно окажется при таковой скорости, что все мы тому злому делу причинны. Думай по-божески!

— Есть у Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 вас юноша чужой, пришлой, — один изо всех не ваш: не он ли побаловал? Может быть, ему чужих-то и не жаль?

— Был — чужой, стал сейчас собственный, и юноша он больно неплохой. Замечаем, по котляне-то Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, что он есть свирепой: «есвяной» таковой юноша! Ну да ведь на работушке силу-то растрачивает, из котла снова ее вспять берет. Не сумлевайся, не кори молодца, — ох, грех величавый!

— На Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 мои глаза, больно он шустер и пройдошлив: ловчей всех ваших.

— А и слава те, господи! Скоро из котла ложку таскает да есть поторапливается — это по нашим приметам и очень отлично. Скор Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 на пищу — означает, скор и в работе. Но с чужой ложки не хватает: пошто же на него напраслину выводить за это за самое?

Увидел ученый лесничий, что с атаманом артели не сговоришь Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, у защитника ее ничего не добьешься: правит он закон и обычай — стоит за артель горой.

Послушал лесничий того совета, который произнес ему старик уходя:

— Коли хочешь выяснить сущую правду, ты отыскивай ее Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 по-другому. Сделай милость, не пугай парня, не обижай его и никому на него не указывай! А я с тем и ухожу, что как будто бы и не слыхал от тебя ничего. Суди Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 по-божьему!

Оставшись один, лесничий задумался. Перед очами сыр-бор да мшины, ветровалы да буреломы: ничего от их не допросишься. Вдруг на глаза ему попала астролябия, он так и привскочил с места. Из Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 памяти его никак не выходит тот пришлый рабочий: на Печоре он к одному нанимался — отошел, у другого тоже не сжил до срока. Было надо показать и старику и артели, что этот человек нетвердый Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, а стало быть, и ненадежный, в отмену от иных и — вероятнее других — виновный.

Поставил лесничий всех собственных рабочих в круг, по знакомому всем им знахарскому методу. Чтоб они не сомневались Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, он около их и круг очертил палкой и зачурал:

— Синус — косинус, тангенс — котангенс, диагональ, дифференциал, интеграл. Двучлен Ньютона, выручай! Астролябия и мензула, помогайте!..

Рабочие так и застыли на месте: угадал и угодил барин Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 ужасными словами. Когда же он поставил в самой середине их круга астролябию, раздвинул ее ножки и сам к ней приблизился — они уже и глаза опустили в землю, и волоса на бородах Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 не шелохнутся. Заподозренный лесничим рабочий установлен был прямо против северного румба компасика.

— Смотрите все на меня!

Лесничий шибко разогнал стрелку: она посуетилась, помигала под стеклом и встала перед ним острием прямо Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 против того парня. Его так и взмыло!

— Врет она на меня. Она сумеет указать и на другого. Я не согласен. Нужно, по закону, до 3-х раз пытать. Гони ее снова!

И во Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 2-ой раз, естественно, стрелка указала его: все молчат, как будто мертвые. Лесничий снова проговорил «замок» заного и опять разогнал стрелку. Все повыступили с мест; подозреваемый далее всех. Стрелка побегала, вздрагивая, и, как Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 будто охотничья собака, тыкалась и суетилась, обнюхивая и отыскивая виновное место. Рабочие старались догнать стрелку очами и как вкопанные приостановили их вкупе с нею на парне. А он уж пал на колена и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 лицо в травку упрятал. Полежал и гласит:

— Моя вина: берите вашу вещь! Ничего сейчас не поделаешь! Ваш клинок — моя голова!

Артель длительно не расползалась, поглядывая то на «начальника», то на замысловатый Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 «штрумент». Качали все головами и не могли надивиться:

— Ведь ишь ты! Как будто перстом указала.

На схожую же находчивость известного проповедника столичного митрополита Платона указывают в 2-ух анекдотах. По одному из их он уличил плотника Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, укравшего топор у товарища в артели в то время, когда Платон строил собственный исторический скит Вифанию, в 3-х милях от Троице-Сергиевской лавры. Я передал его в «Задушевном слове» для старшего возраста Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 в VIII No№ 5 и 6. Сейчас заменяю его более коротким, взятым из книги «Русского Архива», но совсем однородным с тем, который передан был мною в 1885 году.

«Однажды докладывают митрополиту Платону Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, что хомуты на его шестерике украдены, что ему нельзя выехать из Вифании, а поэтому испрашивалось его благословение на покупку хомутов. Дело было осенью, грязь непроходимая от Вифании до Троицкой лавры, ну и Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 в Москве немногим лучше. Митрополит приказывает всюду оглядеть, разузнать, кто в сей день был, и т. п. Все было изготовлено, но без всякого фуррора. Митрополит решается дать благословение на покупку, но передумывает. Он Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 распорядился, чтоб в три часа, по троекратному удару в большой вифанский колокол, не только лишь вся братия, да и все рабочие, даже живущие в слободках, собрались в церковь и ждали его Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3.

В четвертом часу доложили митрополиту, что все собрались. Заходит митрополит. В храме уже полумрак. Перед королевскими воротами в приделе Лазаря стоит аналой, и перед ним теплится единственная свеча. Иеромонах, приняв благословение владыки, начинает мерное Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 чтение псалтыря. Прочитав кафизму, он останавливается, чтоб перевести дух, а с укрытого мраком Фавора раздается громкий глас Платона:

— Усердно ли вы молитесь?

— Усердно, владыко.

— Все ли вы молитесь?

— Все молимся, владыко Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3.

— И вор молится?

— И я молюсь.

Под сильным впечатлением окружающего и отрешившись на уровне мыслей от прозаического, вор невольно проговорился. Вором оказался кучер митрополита. Закрываться было нельзя, и он указал место Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 в овраге, где спрятаны были хомуты».

^ ВОРА ВЫДАЛА РЕЧЬ

После обозначенных случаев, естественно, нет надобности прибегать к разъяснению однородного и прямо-таки из их вытекающего пословичного выражения «вора выдала речь». Но не Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 могу удержаться, к слову и поспопутью, чтоб не передать народной легенды, выслушанной мною в тех же местах, где сотворил свое волшебство лесничий, — сказание о кочевом попке и встречном угоднике. Не мог рассказчик Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 с точностью найти подлинное имя святого, но толковал:

— Ссылаются другие на Миколу угодника, что наши приморские и водяные места «порато» полюбил: «от Холмогор до Колы 30 три Николы» — сказывают в народе, а молвят Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, — их больше.

— Здешние старухи, «однако», задумываются на батюшку Иова Праведного, что лицезрел ты могилку в Ущелье — селе. Там его Литва уничтожила, «честную его главу отсекоша». А он, угодник Божий, как охранял свою матушку-церкву Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3!..

Потом, следовали тому подтверждения в истинной легенде, которую я записал там, на реке Мезени, и сейчас о ней кстати вспомнил.

^ ПОПОВСКИЕ ГЛАЗА

Вспоминаются на реке Мезени почернелые от времени церкви; вспоминается Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 и этот бедный примезенский, пинежский и кеврольский люд, которому и свою избу вычинять очень тяжело и некогда: все в отлучках за промыслами и за ячменным хлебцем вдалеке, где-нибудь на море.

При такой Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3-то церкви жил и тот поп, о котором сохраняется в том народе жива память. Жил он, естественно, на погосте: на высочайшей и прекрасной горке, — далековато кругом видно. «Звону много, а хлеба на погосте Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 ни горсти».

На погостах, как понятно, фермеры не селятся по другому, как на нескончаемые времена до второго Христова пришествия. Их кладут около церкви в гробах, а живут в трех-четырех Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 избах только церковники: поп-батюшка с бессчетным семейством и работницей, да где-то дьякон, да два дьячка, если не считать на другой случай старенького и безголосого, доживаюшаго собственный век «на пономарской Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 ваканции».

На таком-то погосте пребывал и тот священник, с которым случились чудные происшествия.

Жил он здесь очень длительно — и очень маялся. Окружным мужчинам было не лучше, да те, по последней мере, зверька лупили Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, а священникам, приносящим безкровную жертву, как понятно, ходить на охоту, т. е. проливать кровь, строго воспрещается с незапамятных времен. Если фермеров очень потеснит нужда и обложит со всех боков неудачами, они Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 выселятся на другое место и семьи уведут. Стало в храме хорошими молельщиками и доброхотными дателями меньще. В тех местах, сверх того, охотлив люд уходить в раскол беспоповщины: женитьбы венчают кругом пня, хоронят мертвых плаксивые Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 бабы; при встрече со священником наровят разбранить и плюнуть на след. Не стало попку житья и терпенья, хоть сам колокольне молись, а про 1-го себя пел он обедни что-то Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 чуть не 10 лет кряду. Сейчас, по необыкновенному на Руси случаю, этот поп был очень счастлив: вдов и бездетен.

Отважился он на последнее дело: со слезами отслужил обедню в последний раз в церкви, поплакал еще Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 на могилках, да по пословице «живя на погосте, всех не оплачешь». Помолился он на все четыре стороны ветров, запер церковь замком, и ключ в реку бросил. Сам пошел куда Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 глаза глядят: находить в людях счастья и такового места, где бы можно было поплотнее усесться.

— Идет он путем-дорогою (говорил мне, по приемам архангельского говора, нараспев, старик с Мезени). Шел он глухой тайболой Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, низковато ли — высоко ли, близко ли, — далековато ли, «челком» (полностью), — ижно ересадился, «изустал». На встречу ему пала нова я (другая) дорога. А по ней идет старец седатой и с плешиной во всю Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 голову «шибко залетной» (очень старенькый). Почеломкалися: — кто да откуда, и куда путь держишь? — Да так, дескать, и так (обсказывает поп-от). — «Да и я, батюшко, тоже хожу да ищу по-миру счастья (старец Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3-от): отлично нам сейчас, что повстречались. Худо «порато», что ты черкву свою покинул и замкнул: ты в гости, а черти на погосте. И какой приход без попка живет? Не урекать мне тебя Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, когда в дороге встрелись, а быть, знать, тому, как ведется у всех: пойдем совместно. Я тоже бедный. Станем разделять, что есть вкупе, чего нет — напополам.

«Согласился. Шли — прошли, до большущего села дошли Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3: в «облюделое» место попали. Постучались они под окном в перву избу: пустили их ночевать и накормили вдосталь-таки, не «уедно да улёжно». Ну и обсказывают им про такое-то ли Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 страшенное матерущее дело. У самого богатеющего мужчины один отпрыск есть, как перст один: вселился в того богателева отпрыска бес коварный. Деньком лупит его до кровавой пены, ночкой в нем на плохой промысел прогуливается: малых детей Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 загрызает, да стал и за девок приниматься. Заскучали мужчины, а пособить нечем. Сам отец огромные средства сулит, кто беса выгонит; бери сколь на для себя унесть сможешь. А поп-от здесь Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 и замутился мозгом, и товарищу приучился.

— Хороши бы сейчас деньгою на голодные зубы. Эка вто ра, и лихо мне! — способить (вылечивать) не умею. А старец-от на ответ: «Однако, попробуем — я умею Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3. Ты ступай затым за мной, — быть-то бы я тебя затым в ассистенты взял.

«Пришли они к багателью и обсказались. Вывели к ним парня, что моржа свирепого: глазища кровью налиты и как будто Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 медведь наровит, вроде бы зубами схапать, да когтями драть. Старичок взял собственный клинок и рассек его напополам: одну половинку в реке промыл, другую половинку в реке промыл: перекрестил обе — сложил вместех: стал Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 живой человек. И пал потом ему отпрыск в ноги, благодарит Миколу многомилостивого.

«Вот здесь я для тебя на Миколу рассказываю (увидел старик): да, нужно быть, он самый и был, затым, что у Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 него в руках ни откуда клинок взялся, как его и на иконах пишут. А черковь-то свою он завсегда при для себя имеет. Носит он ее на другой руке Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3: за то, знать, он попа-то и попрекнул при встрече.

«Дошло у их дело до рассчета. Обеспеченный мужчина в собственном слове тверд, что камень: привел их в кладуху, кладену из кирпича, да настолько огромную, что Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 и сказать неможно. Справа стоят сусеки с золотом, слева стоят сусеки с серебром: по медным деньгам лаптями прогуливаются, средств — чудно. «Берите, сколько на для себя унесете!» И почал поп хватать Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 горстями золото: полну пазуху навалил, полны кармашки наклал (знаешь, какие они шьют глубочайшие), в сапоги насовал, в шапку: «жадает». Начал уж за щеки золотые деныи закладывать, да еще товарища в бок толкает: «что Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 же ты не берешь?» — и приругнул даже, — «победнился». — А мне-ка (гласит старец) — ничего не нужно. «Да хоть чего-нибудь схвати! (поп-от). Сказано: поповы глаза завистливые, руки загребистые. Взял Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 старец с полу три копиецки и разложил по кармашкам, третью за пазуху пехнул. И из села пошли. Поп «одва» ноги волочит, — настолько тяжело ему! Прошли лесом, а он и «пристал»: отдохнуть припросился, «сясти» по-хотел Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3. Из себя «телесной» таковой мужчина был!

«Пеняет ему старец, святой угодничек:

«— Вот ты денег-то нахватал, а хлеба на дорогу не выпросил. Средств при для себя много, приобрести не Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 у чего, а на животике сскёт»: Я, вот, запаслив: у меня три просвирки осталось. Одну дам для тебя, другую сам съем. Отдохнем, да поспим маленько, проспимся: я третью просвирку напополам разломлю». Съел поп свою Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 просвирку, да как будто бы ему еще ужаснее стало. Скажу уж, согрешу с попом совместно: поповою брюхо из 7 овчин шито. Старец положил кулачок под головку и уснул батюшко, а поп Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3-от из кармашка у него просвирку-ту схитил и съел, и дремлет, как будто правой. Проснулся старец: нету просвирки. «Ты, поп, съел?» — Нету, гласит. сумеет, зверек лесной приходил?» — Не достаточно ли его по Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 лесу-то шатается. «А может, и птица стащила?» — Да ивон коршун-то над головами вьется, — знать разохотился: глядит он, нет ли у тебя еще запасной, а я не ел. «Делать нечего — далее пойдем Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3!»

«— Похряли и опеть. Супротив пала им наустрету река большая да широкая, что наша Печорушка: воды-те благо. А на ней — ни карбасика, ни лодочки, хоть бы на хохот колода какая Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3, плот сказать. Поп затосковал, «беднится», а старец додумался: «иди за мной, ничего, что нету на реке мосту». И пошли по водам, как по стеклышку. На середке-то старец тормознул, да на самом Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3-то глубочайшем месте помянул и спросил о просвирке. — «Нету, гласит поп: не ел». И стал тонуть. «Признавайся до зла: вишь, как худо бывает». — Нету, сказывает: не видал просвирки. Охлябился поп, что «урасливой» (упорной Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3) жеребец. И по шейку в воду ушел. И в 3-ий раз уж из-под воды выстал, высунул голову: и булькает, и волоса отряхивает, и захлебывается, а все свое говорит: «не ел я Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 твоей малеханькой просвирки: много ли в ней сыти-то? Обозлит только!»

— «На нет и суда нет: пойдем, означает, далее. Вышли на сберегал — отдыхать нужно. — Ты бы, батько, посчитал, сколько ухватил с собой денег Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3-то. — «А сейчас и впрямь самое время». Хватил поп в кармашек, — и вынул уголья. Сунулся в другой — те же самые черные-расчерные уголья, и за пазухой они же, а в сапогах Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 уж он нажал одну черную пыль. Так он и заревел, задиковал. А старец почал его унимать, да говорить. — «Ужоткова, бает, и я свои деньги смекну». Взял рукою в кармашек, где лежала копиецка, — вынул Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 пригоршню золота; где другие две копиецки лежали, там то же самое золото. У товарища и слезы высохли. Стал старец сгребать золото в три кучки, — у товарища и глаза запрыгали. — «Вот я опеть Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 стану делиться: эту кучку тебе». И сгребает ее: которая монета отпадает, ту снова в ту же кучку кладет и поправляет. А сам задумался глубоко такте, как будто бы скрозь землю Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 ушел. Вторую кучку стал ложить: «это, гласит, мне». Третью начал сгребать: а у него, нужно быть, и глаза не лицезреют, и пальцы не слушаются, и кладет-то их, как будто бы отдыхаючи, а Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 глаза у него слезинками застилает. Рассыпается кучка поврозь и никак он эту последнюю-то сделать не сумеет. Длительно он ее складал. А поп-от таращил-таращил глазищи-то, да как спросит Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3:

«— А эта-та, 3-я кучка, кому?

«— А тому, кто просвирку съел.

«— Да ведь я просвирку-то съел.

«— Скажи на милость (нравоучительно толковал мой рассказчик): утопал — не признался; увидал средства: — я, гласит, просвирку Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3-то съел. Ох, грехи наши, все мы таковы! Не выносить нам платна без пятна, лица — без сорому».

ОПРОСТОВОЛОСИТЬ

Поделившись двуия случайными примерами, никак нельзя не припомнить, что в тех далеких местах не Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 так издавна приходилось натыкаться воочию на остатки древней простоты и честности. К примеру, в архиве г. Повенца, в делах бывшей паданской нижней экзекуции (Олонецкой губ.) сберегались записки должников, обеспечивавших долг обязательством: «да будет мне постыдно Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 и свободен он пристыдить меня превсенародно». Не могло быть в этих случаях пущего позора, когда снимали с воров и неплательщиков на рынках и на сходках шапки на квит, в Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 полный расчет. Отсюда и разъяснение поговорки: «вор с жулика шапку снял (т. е. обличил)», «с недруга хоть шапку долой» и другие им подобные. Как постыдно для дамы, когда ее «опростоволосят» и всем неприятно Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 «опростоволоситься», так и для парней принципиально держать голову покрытою. Из самых ранешних исторических актов видно, сколько требователен был обычай прикрывать волоса. Шапки, называвшиеся клобуками, не снимались ни в комнатах, ни даже в церкви. «И Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 виде Ярослава сидяща на отни месте в черни мятли и в клобуце, тако же и вси мужи его». Это в княжеских покоях, а вот, и в церкви: «И начата пети св. литургию Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3; и рече Святослав ко Броновине, что мя на главе бодет, и сня клобук!» Потом Московские послы в чужих землях не снимали даже перед королями собственных горлатных шапок. Им это раз увидели. Старший Сергей Васильевич Максимов Крылатые слова - страница 3 засол отвечал:


serdechno-lyogochno-mozgovaya-reanimaciya-ivl-metodom-rot-v-rot-i-nos-u-novorozhdyonnih-i-detej-mladshego-vozrasta.html
serdechno-sosudistaya-sistema-2.html
serdechno-sosudistaya-sistema-nuzhnaya-informaciya-o-zdorove.html