Сергей Рой

Сергей Рой


Апология российской интеллигенции


© Сергей Рой 2004


От создателя.


1.

Предлагаемый текст написан в 2003-2004 гг. 1-ая, синхроническая часть его была размещена в сетевом журнальчике www.intelligent.ru , где я служил основным редактором (этот webzine скоро после Сергей Рой того умер при достаточно отвратительных обстоятельствах). Появились достойные внимания отклики на «Апологию», из которых более запомнился подробный и полностью доброжелательный разбор Юрия Богомолова (он тогда, если я верно помню, работал в Сергей Рой «Известиях»). Помнится, в отзыве содержались и критичные замечания, но ответить на их я не сумел из-за смерти упомянутого ресурса, а сегодня уж вообщем поздно – нет ни веб-сайта, ни тех Сергей Рой замечаний.


Нелады со здоровьем и посторонние интересы (писание романов, рассказов, очерков, статей и остального, также заведывание еще одним сетевым журнальчиком) затормозили работу над 2-ой, диахронической частью именно в этот момент, когда я подбирался к Сергей Рой самой интригующей и тяжкой для осмысления эре – началу 20-го века.


Очевидно, все эти годы я лелеял мечту обязательно окончить и вторую часть, заодно кое-что пересмотреть, переписать и дописать в первой Сергей Рой. Лелеял, лелеял и долелеялся: зрение упало, не могу ни читать, ни писать, только диктовать. Гомер из меня никакой, ну и что Гомер, ему-то отлично было шестистопным гекзаметром сказки говорить, а мне Сергей Рой необходимо с источниками работать. Нет, сейчас уж все, паровоз ушел. В сиреневую, как говорится, даль. Публикую то, что есть, с извинениями за обрыв повествования на самом увлекательном месте.


Сейчас лелею иную надежду – что Сергей Рой и в таком виде работа даст еду для мозга и – что было бы совершенно уж мило – для дискуссии. Особо прошу направить внимание на «контрольные вопросы» в самом конце, после примечаний.


2. Считаю нужным Сергей Рой сделать некоторые пояснения относительно наименования собственных заметок, а конкретно по поводу присутствия в этом заглавии прилагательного «русский». Казалось бы, более политкорректно гласить о русской интеллигенции, и так это и было в заглавии Сергей Рой работы при ее начальной публикации в intelligent.ru .


Но самого меня это заглавие волновало, если не сказать скоробливало, и довольно-таки ясно, почему. Гласить о «российской интеллигенции» -- означает цеплять Сергей Рой сегодняшнее словоупотребление к объекту, имеющему давнишнюю, можно сказать многолетнюю историю, в какой он фигурировал конкретно как российская интеллигенция. В определенный период к ней был прилеплен лейбл «советская интеллигенция» -- очевидный нонсенс, потому что интеллигенция в Сергей Рой тот период, в особенности к концу его, была чуть не поголовно антисоветской, не переставая быть в то же время российской.


Есть и другие суждения. Помнится, некоторый генералиссимус гласил о для Сергей Рой себя: «Я – российский грузинского происхождения». (Слава Богу, он не произнес «Я – российский интеллигент», это было бы уж очень.) В свете этого мне представляется, что диагноз «русский интеллигент» приложим ко огромному количеству лиц Сергей Рой самого различного происхождения – просто по факту их неотличимости от других лиц, самим образом собственного существования оправдывающих таковой диагноз.


Возьму в качестве примера 1-го из собственных любимейших писателей – Фазиля Искандера. Очевидно, Фазиль Абдулович – абхазец по Сергей Рой происхождению, этого никто не может у него отнять; это – такая же примета его личности, как форма носа и остального, хотя и много более значимая. Но по методу существования Ф.А. – конкретно российский писатель Сергей Рой (при этом искрометный) и ipso facto российский интеллигент (кому угодно, может добавить «абхазского происхождения»).


Некие молвят о русских писателях, и не только лишь писателях, а обо всех попорядку. У меня Сергей Рой сказать такое язык не поворачивается – хотя бы поэтому, что это просто ошибочно. Если идти по этой тропке, то нужно гласить не только лишь «русскоязычный», да и «русскокультурный» (может быть, с примесью других культур), «русскогражданский Сергей Рой», «русскоментальный», в конце концов. Вспоминается – может быть, не к месту и неточно – довлатовское: «Говорили – еврей, еврей, а оказался пьющим человеком». Кстати, вот вам очередной пример – Сергей Довлатов. Мать армянка, папа еврей Сергей Рой, а Сергей Донатович – обычный, можно сказать стандартный российский интеллигент, ко всему иному пьющий – для себя на смерть, нам на горе. Все ж таки два литра водяры в денек – перегиб, смертельная доза Сергей Рой; говорю это на основании глубочайшего проникания в предмет, но это в скобках.


Примеров вроде упомянутых тут – неисчислимое огромное количество; каждый может привести свои, покопавшись в памяти или просто оглянувшись вокруг.


Надеюсь, произнесенным довольно оправдывается Сергей Рой употребление этого прилагательного в заглавии работы. Очевидно, все было бы проще, и разъяснений не потребовалось бы, пиши я по-английски. Озаглавил бы Apologia for the Russian Intelligentsia, и все здесь: английское Russian Сергей Рой не делает нашего различия меж «русский» и «российский». И верно делает, что не делает. Ни к чему это, в нашем случае.


3. Дальше – несколько замечаний по форме изложения либо, если использовать набившее оскомину Сергей Рой слово, о его формате.


Тут я буду отталкиваться от критики этого нюанса сочинения одним из моих толковейших корреспондентов (он, кстати, упомянут и в тексте работы как удачный предприниматель, «который на Сергей Рой досуге написал толстую книжку, где конкретно разбирается с Гегелем и многими иными по вопросу о времени, погибели и бессмертии», см. 1.7.1).


Вот что пишет этот почетаемый мною критик о форме либо манере моего изложения Сергей Рой: «несколько слабовата в работе сведенность акцентов, чувство есть разбросанности хоть какой мысли брызгами по всему тексту заместо разведения мыслей по квартирам, группам и главам. Я бы тематизировал каждую главку прямо-таки акцентируя ее Сергей Рой главное рассуждение ударно и непременно закругляя, чтоб виделись начало и конец как спаянные в звено цепи, а у Вас (по ощущениям читателя, не утверждаю, что так поистине) один шнурочек Сергей Рой вытягивает, притом виясь и вихляя, за собой случайным узелком последующий, а звено остается неметаллическим, незамкнутым, непропаянным».


Для меня такие упреки в особенности чувствительны из-за сохранившейся еще со времени занятий теоретической лингвистикой и семиотикой тяги Сергей Рой к более формализованному, квазиформальному дискурсу – в противоположность бесформенным рассуждениям. Меж иным, и в данной работе есть намек на то, как можно было бы выстроить, скажем, типологию, разбиение огромного количества Сергей Рой, покрываемого туманным, неэксплицированным понятием интеллигенции, на классы, подклассы и т.д. при помощи аппарата, издавна разработанного в структурной лингвистике – таких инструментов, как дифференциальные признаки, оппозиции, нейтрализация оппозиций, и пр. (см. 1.1.1).


В общем, выбор был Сергей Рой обычной: типология описанного типа с ее атрибутами формальной строгости и объективности либо апология, отягченная всеми недочетами этого типа дискурса – субъективность, даже ангажированность позиции и аморфность изложения, другими словами все то Сергей Рой, что так въедчиво и по делу обрисовал мой критик.


В оправдание собственного выбора могу помянуть завет Некрасова: стиль должен отвечать теме. А тема уж больно актуальная. На кону, фактически, вопрос о существовании интеллигенции Сергей Рой – есть она? Нет ее? Быть ей? Не быть ей? В каком виде быть – либо не быть? Не спорю, и о таких вещах можно рассуждать отстраненно, беспристрастно, накалывая предметы рассмотрения на булавочки концептов Сергей Рой. Но такое может быть только в этом случае, когда сам субъект рассуждения, либо Наблюдающий (здесь мерцает тень Эйнштейна) внеположен универсуму дискурса – а так ли это? И может ли так быть, если этот Сергей Рой самый субъект-наблюдатель мается откровенной экзистенциальной дурью: кто я есмь? Интеллигент я либо просто место, где когда-то был интеллигент, а сейчас неясно что – поэтому как мне все уши прожужжали: интеллигенции нет, она была Сергей Рой и сплыла; означает, и меня как такого нет и быть не может. И родные мои и близкие, их тоже как бы нет – а они вот они, и имеют насчет факта Сергей Рой собственного существования и вида собственного существования полностью определенную позицию.


Вот и посудите сами: имея такую мотивацию, можно ли было делать выбор в пользу хладнокровного построения типологии либо какого другого конструкта, концепции, на Сергей Рой которые настолько щедра литература вопроса. Такая задачка просто не ставилась.


Цитированный выше критик, похоже, это соображает: «несколько беспорядочно все скомпоновано, если судить научно (а запах текста, быстрее, вызывающе антинаучен, другими словами ангажирован), и все Сергей Рой написано очень заводно, браво, с огоньком, нескучно. Скооперировать несовместимое, короче, не удалось, но неясно, стояла ли такая задачка, судя по запаху – нет». Конкретно так: не стояла.

Упрек моего критика можно свести к Сергей Рой таковой формуле: Ваша «Апология» есть апология, а это нехорошо, поэтому как таковой выбор тянет за собой полемичность и некоторую мозаичность, разбросанность в выражении своей позиции. Со всем этим я Сергей Рой сердечно соглашусь, но с значимой обмолвкой либо поправкой: позиция моя вправду высказана мозаично и разбросанно, но навряд ли можно усомниться в том, что (а) она, эта позиция, есть, имеет место быть; (б) эта позиция – полностью Сергей Рой ясная, определенная; (в) она же и внутренне непротиворечива, строга в той мере, в какой это достижимо в высказываниях на естественном, неформализованном языке.


Относительно полемичности и, может быть, даже некоей публицистичности текста Сергей Рой. Все это наличествует. (Кстати, 1-ая часть «Апологии» была размещена в intelligent.ru с подзаголовком «Полемические заметки». Конкретно заметки, и конкретно критико-полемические, а совсем не изложение собственной своей концепции по Сергей Рой пт, как это хотелось бы моему критику.) В слове apologia – греческий префикс apo-, употреблявшийся, посреди остального, со словами, обозначавшими не только лишь защиту либо оправдание, да и просто ответ. Так что моя «Апология» есть Сергей Рой ответ в чисто этимологическом смысле -- реакция на различного рода представления и построения, высказывавшиеся по теме.


Про российскую интеллигенцию написано неописуемо много, но качество написанного по большей части удручает. Такое воспоминание Сергей Рой, что всяк пишущий представляет, что «закрыл тему», накидав несколько мыслей либо псевдомыслей или построив «концепцию». Это очень злило, подмывало с этим разобраться (и это -- очередной мотивационный фактор, определивший «формат»).


Имея в виду Сергей Рой, что по форме мои заметки сущность разбор чужих взглядов, воззрений, определений, построений и т.д., как бы можно сказать, что они имеют дело не с интеллигенцией как объектом (о чем в тексте Сергей Рой время от времени так и говорится), а с отражениями ее в различных писаниях – в синхронии и диахронии. Да и это не совершенно так и даже совершенно не так.


Дело в том, что метод аргументации в Сергей Рой данной работе не сводится к раскрытию внутренних противоречий и нелепостей критикуемых позиций, приведение их к абсурду, хотя и это имеет место. Ход мысли, на который я по большей части полагался – это Сергей Рой argumentum ad hominem, воззвание к находимому в конкретно данном актуальном опыте индивидов и групп индивидов, апелляция к тривиальному. И вот, в процессе критики различных нелепостей либо некорректностей сам собой, так сказать от Сергей Рой неприятного, складывался свой взор создателя на то, чем была, есть либо должна быть интеллигенция, выкристаллизовывалось определение интеллигентности, вырисовывался образ интеллигента – подлинного либо симулякроподобного. Определения понятий интеллигенция, интеллигент, интеллигентность нащупывались, таким макаром, по формуле Сергей Рой «это – не то, что утверждает x, y, z, а вот то-то и то-то», исходя из очевидностей актуального опыта.


4. В заключение этого несколько затянувшегося вступления желаю высказаться о неких явлениях Сергей Рой в том слое, который по привычке зовут интеллигенцией, получивших развитие практически в последние год-два и поэтому совсем не затронутых в моем сочинении – по той обычной причине, что они в то время отсутствовали Сергей Рой как парадокс конкретно публичной жизни, а не факты чьих-то биографий.


Практически в прошедший 2012-й год самоконституировался некоторый слой, зовущий себя «креативным классом» и заявляющий о для себя более звучно Сергей Рой политически – в оппозиции «режиму». Имею в виду Болотную площадь, общественные прогулки с белоснежными лентами на лацканах и остальные демонстрации, также километры писаного в блогах и печатных СМИ и несчетные часы говоримого Сергей Рой по радио и ТВ.


Весело следить, что как раз в смысле креативности в материях политических у этого класса дела обстоят очень хило. Ведут они себя в точности по лекалам, опробованным уже не раз Сергей Рой и не два в цветных революциях в Сербии, Грузии, на Украине, в Киргизии: привязывают собственный протест к выборам, поточнее к своим представлениям о том, каким этим выборам следовало бы быть (а конкретно Сергей Рой таким, как в незабываемых 90-х, когда они, эти сегодняшние креативные, имели 80 процентов и поболее телевизионного эфира); скандалят с милицией; даже «балаклавы» взяли в долг со стороны. Перекрасить оранжевую революцию в снежную, нацепить Сергей Рой белоснежные ленты заместо оранжевых – на этом креативность как-то затухает. На таком фоне Артем Троицкий в наряде презерватива являет собой образец настоящего творчества, но здесь вопрос – в какой мере это грозит режиму.


Таковой же Сергей Рой вопрос появляется, когда слушаешь рифмованную публицистику г-на Быкова, вроде таких вот строк:


Да, так и будет продолжаться это
В краю баранов и овец.


Идти в политику, имея – и нескромно высказывая Сергей Рой – такое отношение к электорату как к стаду баранов и овец, можно исключительно в одном случае: если таковой «политик», говорящий за целый класс, на победу в политической борьбе законными средствами не рассчитывает даже Сергей Рой в мечтах, а рассматривает все действо, и свою роль в нем, как клоунаду. Ну, и еще как на метод кормления: если веровать радио Коммерсант-FM, упомянутый государь «делает обезумевшие бабки», продуцируя тонны таких словес Сергей Рой.


Платят ему, само собой, члены «креативного класса», которые сами делают такие же бабки. И конкретно это – умение делать бабки – и есть конституирующий признак этого класса, а совсем не креативность в каком Сергей Рой-то более либо наименее понятном смысле этого слова. И уж, естественно, совсем не интеллигентность: у субъекта, хоть каким-то боком претендующего на интеллигентность, духовное все таки должно довлеть над вещественным; во всяком случае Сергей Рой, люд так наивно считал до недавнешнего времени. Сейчас это убеждение креативные господа выколачивают из народной головы полностью наглядно и отлично. Член «креативного класса» (обозначим его ради сокращенности к-член Сергей Рой) есть сначала жлоб. Соответственно «креативный класс» есть общество жлобов par excellence. Интеллигент есть не-жлоб, он – анти-жлоб. Определение негативное, но, как представляется, полностью понятное разуму россиянина.


Если спросить, как они, креативные наши Сергей Рой, собираются свергать кровавый путинский режим демократическим методом, т.е. апеллируя к электорату, к тем «баранам и овцам», ответ будет обычный: да никак. Похоже, у их один ответ, одна надежда – «заграница нам поможет», при этом Сергей Рой в первую голову вещественно: жлоб есть жлоб. Что ж, заграница эту надежду посильно оправдывает, Конгресс США денежку выделяет исправно, хотя и не в таких размерах, как хотелось бы реципиентам Сергей Рой (см. в качестве маленького примера статью Эда Лозанского в http://www.ng.ru/politics/2013-02-25/3_kartblansh.html ).


Ольга Крыштановская припечатала этот «креативный» класс своим термином – поп-элита. Из наблюдений над таковой «элитой» складывается достаточно Сергей Рой жесткое убеждение (не мною первым высказанное): пока этот класс и его оппозиционность олицетворяет Ксения Собчак с ее полутора миллионами евро, рассыпанными по всей квартире, режиму Путина бояться решительно нечего. За Путина будут все Сергей Рой те же 63 процента «баранов и овец», плюс 10-15, по лени либо занятости не пошедших на выборы. Те же 70+ процентов, которые перебиваются с хлеба на квас на заработную плату в 4-5 тыс. рэ и страшатся Сергей Рой утратить и это. У их креативность Ксении и иже с ней не вызывает ничего, не считая отвращения и ожесточения.


Известное дело, мужички с нижнетагильского завода даже предлагали Путину приехать и Сергей Рой разобраться с этим классом («в рамках закона», во что, если честно, верится достаточно слабо). Креативности либо, проще, мозгов у «креативного класса» не хватает даже на то, чтоб сообразить ординарную вещь: пока массам до их Сергей Рой нет никакого дела, они могут играть в бирюльки цветной революции, сколько им влезет. Меж клоунадой и реальной жизнью миллионов точек соприкосновения ничтожно не достаточно, в главном через телеящик. Но стоит Сергей Рой тронуть заработной платы и пенсии этих самых масс – а это безизбежно при смене сегодняшнего режима на чаемый «креативным классом» более либеральный, сопровождаемый поголовной приватизацией и глобализацией – как грянет мятеж, описанный еще бессмертной Сергей Рой пушкинской фразой. И что тогда? Да до боли просто: Sauve qui peut, таковой будет не очень креативный девиз поп-элиты. Естественно, будет некое количество таких, которые ne peuvent pas, но мне лично их Сергей Рой как-то не очень жалко. Ранее было надо мыслить, и лучше головой, а не иной анатомией. Был уже один таковой буревестник, покрупнее Быкова, Акунина, Парфенова и иных взятых вместе; все кудахтал – «Буря, пусть Сергей Рой посильнее грянет буря!» Ну, она и грянула. Пришлось на Капри спасться – да не спасся.


Позвольте еще высказать пару достаточно общих суждений относительно пары интеллигенция – власть. Если опираться на ассоциации, отложившиеся в Сергей Рой языке относительно понятия «российский интеллигент», если глядеть на него в исторической и очень общей перспективе, то выходит, что российский интеллигент – это вправду индивидум, настроенный по отношению к власти постоянно критически и Сергей Рой плохо. Но негативизм этот очень вариабелен, варьирует в широком диапазоне от полной пассивности и аполитичности (плюс погруженность в «малые дела») до революционаризма.


При всем этом революционеры, как бы интеллигентные, при очках и в шапке Сергей Рой, не смущяются именовать всю остальную интеллигенцию «говном» (Ульянов-Ленин), но оттого не избавляются от некоторых родимых пятен худших видов интеллигенции – вроде экзальтации, психологической неуравновешенности, сосредоточенности на для себя возлюбленном/ой Сергей Рой. Вот этот сорт интеллигенции, последышей Ленина --Троцкого, мы и смотрим сейчас в виде «креативного класса».


Другая черта обычного русского интеллигента в исторической перспективе и по языковым ассоциациям – чувство вины перед «народом», из которого он Сергей Рой, интеллигент, вышел (из семинаристов до революции, впрямую из рабочих-крестьян после, в итоге реально имевшей место культурной революции) и о котором он считает своим долгом проявлять заботу, окормлять духовно и вещественно.


Для Сергей Рой Ленина же и его фракции в интеллигенции не только лишь иная интеллигенция – говно, да и люд – только средство к достижению цели, таковой же навоз и перегной, как говно-интеллигенция. Если это средство Сергей Рой чего-то бузит, не соображает великодушных целей революционной элиты, к нему дозволительно использовать террор прямо до газов, которыми Тухачевский окормлял фермеров на Тамбовщине.


В этом смысле, в отношении к народу, сегоднящая поп Сергей Рой-элита – опять-таки ровная наследница Ильича и Троцкого: то и дело слышишь от этих «креативных» словечко «быдло». Даже в печати не смущяются его употреблять (Новопрудский, Милов – из того, что помню), не говоря уж Сергей Рой про блоги – там обещают развешивать быдло на фонарях и деревьях на много км. В языке, как упомянуто, утвердились определенные ассоциации со словом «интеллигентность», и под нее вот таковой «креативный класс» никак не Сергей Рой подведешь. Не влезают.


Кроме революционаризма в отношении власти и презрения к быдлу, сегодняшний «креативный» класс имеет очередной общий признак с Лениным, а того более с Троцким: пренебрежение не только лишь к Сергей Рой народу, да и к стране. У тех, давнешних, это изливалось в готовность спалить Россию в пожаре мировой революции. У этих, сегодняшних, все мельче и пошлее: грантососание, обязательные визиты в Вашингтон и в посольство Сергей Рой США к м-ру МакФолу, известному спецу по цветным революциям; статейки о неминуемом распаде Рф в академических журнальчиках; атака на РПЦ под различными предлогами.


На последнем факте стоит, пожалуй, тормознуть несколько Сергей Рой подробнее. Необходимо быть слепым и глухим, чтоб не созидать, что сегодняшний вал атак на РПЦ отлично организован и скоординирован. В этих атаках все средства неплохи: разбойническая проделка прошмандовок в соборе Христа Спасателя Сергей Рой, богомерзкие выставки «актуального искусства», умные рассуждения в печати, по радио и на ТВ об небезопасной деятельности РПЦ по подрыву светского нрава русского страны (не так давно имел наслаждение слушать такие обличения РПЦ из Сергей Рой уст моего бывшего коллеги по «Московским новостям», г-на Лошака, на телеканале «Совершенно секретно»).


В сегодняшнем собственном подслеповатом состоянии, не имея способности читать, я много слушаю радио – БизнесFM, СитиFM Сергей Рой, КоммерсантFM, ВестиFM, КПFM, ФинамFM и пр. И я издавна растерял счет тем передачам по этим радиоканалам, в каких прокручивается ad nauseam история про дорогие часы на руке патриарха и их отражении в Сергей Рой стекле на столе. Тут же озвучивается и почти все другое – прямо до общественных предложений (проектов) начисто устранить РПЦ (от государя, который бытует в тексте истинной работы как Политтехнолог (см. 1.4)). Короче, идет напряженная, массированная Сергей Рой работа по промыванию мозгов с целью подрыва 1-го из институтов русского страны.


По этому поводу имею сказать последующее. По рождению и воспитанию я – безбожник и даже вольтерьянец, воспитан на глумливых творениях Лео Таксиля (Leo Сергей Рой Taxil), очень обширно в нашей стране всераспространенных в атеистическую советскую эру. В то же время я, смею надежды, наделен малой толикой здравого смысла и могу по достоинству оценить кампанию, развязанную полностью определенной Сергей Рой компанией людей и учреждений.


Цепочка силлогизмов тут очень обычная, ее осознание не просит каких-либо особо утонченных умственных усилий. Если и есть какая-то опасность, то это – опасность отторжения в силу избитости Сергей Рой этих истин – которые, но, не перестают от этого быть правдами.


Наша родина – правительство; она может продолжать существовать как единое целое исключительно в таком качестве. В этой Рф есть государствообразующая этническая общность – российский Сергей Рой люд. Этот люд сделал, в процессе исторического развития, некоторые университеты, которые опять-таки можно считать государствообразующими: бюрократию, армию, полицию, системы образования и здравоохранения, инфраструктуру и прочее. Так исторически сложилось, что Российская правоверная Сергей Рой церковь от веку была одним из этих государствообразующих институтов и продолжает оставаться в таком качестве доныне. Это с особенной силой сказалось в худшие для церкви и страны времена, в войну Сергей Рой, когда к ней вынужденно обратился за поддержкой сам деспот, обезумевший ее гонитель.


Итак вот, полностью можно быть безбожником, высказывать, где нужно, свои взоры на фантазмы вроде потустороннего мира, воспитывать в этом духе собственных Сергей Рой малышей и т.д. – и в то же время относиться к церкви с осознанием ее роли (напомню, исторически сложившейся) в жизни миллионов людей, тех, которые и есть государствообразующий люд Рф Сергей Рой. Соответственно ничего, не считая жесткого неприятия не может вызвать похабная кампания, организованная (прошу направить повышенное внимание в данный момент – очевидно организованная и спонсированная, ибо время на радио и ТВ ох как недешево) полностью определенными силами Сергей Рой. Которым массивное русское правительство и его университеты – как кость поперек гортани.


Возвращаюсь к основной полосы изложения. Понятное дело, я тут аргументирую бессистемно и поверхностно, но это все можно взять поглубже и Сергей Рой системнее, тогда и «креативный» класс предстанет во всей собственной нагой неприглядности. Не уверен, право, что таковой анализ так нужен. Люд чует чужесть этих к-членов нутром и в особенных подтверждениях не Сергей Рой нуждается. Это с одной стороны. С другой -- ни сам этот класс, ни его западные грантодатели никаким доказательствам и аргументам не поверят и оные отринут. У их собственных, отлично оплачиваемых профессионалов по пропаганде и Сергей Рой контрпропаганде довольно; много больше, во всяком случае, чем могут выставить силы, полагающиеся на бесплатных энтузиастов вроде Роя и ему схожих.


Повторюсь: моя позиция, при всех моих потугах на беспристрастный анализ – это позиция ангажированного Сергей Рой человека. Неангажированные люди не пишут апологий, пишущий апологию не может быть неангажированным. Эта ангажированность, доходящая в моем отношении к псевдоинтеллигенции, либо «креативному» классу, до отвращения, имеет в моем случае давнешние истоки.


Я Сергей Рой, очевидно, не жил во времена Ленина-Троцкого, но диссидентуру 60х, 70х, 80х – прямых предтеч «креативного» класса – знаю и знал отлично. Я, очевидно, фрондировал всю жизнь, по другому какой из меня интеллигент. Я Сергей Рой даже могу точно датировать начало собственной фронды – 1950-й год. В этом году, если кто помнит, И.В.Сталин издал брошюрку, превозносившуюся тогда как базовый труд «томов премногих тяжелей».


Не могу удержаться от Сергей Рой того, чтобы не поведать в этой связи байку, которую услышал еще позднее. Директор Института языкознания, естественно, интересовался воззрением работников собственного института о том превосходном творении, но в один прекрасный Сергей Рой момент напоролся на таковой ответ: «А что, особенных глупостей там нет». Не знаю, как Б.А. Серебренников вывернулся тогда из этой ситуации, ну и не в этом дело.


А дело в том, что четырнадцатилетний Сергей Рой я нашел-таки в том труде некоторые глупости либо несообразности и заполнил целую ученическую тетрадку их критикой. Тетрадка совместно с моим потаенным дневником была выкрадена одноклассницей и попала в руки училки по Сергей Рой истории, что стоило моим родителям ранешних седоватых волос. Именно тогда я в первый раз столкнулся с феноменом, который потом не раз меня выручал: никто не желает скандала. Ведь, допусти училка огласку, в виновных Сергей Рой оказался бы не только лишь несовершеннолетний балбес, да и педколлектив, его взрастивший. Кончилось тем, что я спалил и критику, и ежедневник – как на данный момент помню, в дупле орехового дерева – и перебежал Сергей Рой в потаенных собственных записках только на британский.


Надеюсь, читатель простит старику эти мемуары – уж больно они смешны. Итак вот, фрондировал я всю жизнь, как и вся интеллигенция прямо до самых Сергей Рой высокопоставленных ее представителей; исключение составляли только самые тупые либо, скажем, недалекие, но какие из их интеллигенты. Но границу меж собственной фрондой и взорами, а того больше типом поведения ярых, заядлых диссидентов чувствовал очень Сергей Рой ясно, как чувствовал ясную неприязнь к ним и с их стороны ко мне.


Там стояли два пограничных столба: (1) пренебрежение, нередко презрение, со стороны диссидентов к Рф и ее народу, доходящие до медицинской Сергей Рой русофобии; это очень приметно было у многих самиздатовских создателей, нередко в грубой, беспардонной форме (см. А.Л. Янов и мою полемику с ним в Johnson’s Russia List); (2) нечистота личного Сергей Рой поведения: ребята откровенно жировали на подачки западных журналистов и других засланных казачков, с которым я бывал лично знаком и деятельность которых следил конкретно. Кое-кто из той диссидентуры садился, это так, но было и огромное Сергей Рой количество избежавших проблем и даже этими неприятностями, когда они случались, бравировавших и стригущих с их купоны. А ведь были к тому же соколы, подрабатывающие и на ваших, и на Сергей Рой наших, ой были.


Бульон, который сварили те диссиденты, послужил идейной подпиткой сил, сваливших в конечном счете Русский Альянс (я на данный момент только об идеологии; главное, очевидно, лежало совершенно в другой плоскости -- в экономике). Правда Сергей Рой, когда подошло радостное перестроечное и постперестроечное время, их самих отбросили далековато в сторону: на наших собирухах в 89-м году максимум, что они могли предложить – это написать очередное письмо общественности, обличающее, скажем Сергей Рой, Горбачева. Это была уже просто шуточка юмора, на фоне массового движения. Им в те деньки просто предлагали высвободить трибуну – скучновато было слушать их жвачку.


Но их (и моя, и моя) пропаганда Сергей Рой антикоммунизма сделала свое дело, в точности по Зиновьеву: целились в коммунизм, свалили историческую Россию. Сейчас вот, практически на наших очах история как бы повторяется: «креативный» класс лупит по «путинскому режиму», а повалит Сергей Рой Россию, сейчас уже с концами. Все мы помним, естественно: история если и повторяется, то уже как фарс. Что мы на данный момент и смотрим, эти пляски полностью карикатурных фигур. Кишка у их Сергей Рой тонка свалить Россию. Нечего им предложить людям, не считая повтора окаянных 90-х. Спасибо, наелись ельцинщины.


Путинский режим если и повалится, то из-за своей двойственности. Он ведь и суверенитет Рф желает Сергей Рой сохранить (читай: не дать своим активам раствориться в межнациональных корпорациях и так утратить над ними контроль), и Западу как-то потрафить, ибо конкретно на Западе их дети, счета и недвижимость. Такая у их государственная (полностью Сергей Рой для себя анти-национальная) мысль, раздвоенная, аки язык змия. Есть в этом режиме и очень наизловещие, просто вероломные элементы типа Медведева-Дворковича, откровенно распродающих Россию (ср. историю с Ванинским Сергей Рой портом).


Что со всем этим делать – вопрос совершенно из другой оперы. Навряд ли в том, что так академично именуется историческим процессом, какую-либо роль сыграют разборки на тему – что есть интеллигенция, что такой не является Сергей Рой, и есть ли она вообщем. Но такая уж планида интеллигента – без самокопания ему и жизнь не приятна, без нее он уж и не совершенно интеллигент вроде…


Sergei Roy

Safonovo Hills

20121106

sergeiroy@yandex Сергей Рой.ru

backup: sergeiroy@яху.com

www.sergeiroysbooks.de


0.1-4. Введение в тему


Справляющие поминки по российской интеллигенции в общем укладываются в две необъятные группы – с грустью ее отпевающие и отрадно пляшущие на ее гробе Сергей Рой. И те, и другие смотрятся как устроители поминок по чему-то живому; тут мы попытаемся показать, что и отпевание, и пляски несколько заблаговременны.


0.1. Живая ли русская интеллигенция и есть ли здесь неувязка.


Временами приходится Сергей Рой читать и даже слышать из «ящика», что русская интеллигенция погибла (вариант: вот-вот умрет; вариант: закончила быть интеллигенцией; вариант: растеряла право называться интеллигенцией; вариант: испытывает трудности с самоидентификацией; вариант: потерпела актуальный и Сергей Рой мировоззренческий крах; перечень можно продолжить). Представления эти часто исходят от людей очень образованных и в этическом плане как бы полностью достойных, другими словами интеллигентных (хотя бы в обыденном, общеупотребительном смысле этого российского Сергей Рой слова) и по-видимому относящихся к той группе, существование которой они опровергают либо подвергают сомнению.

Имеет место, таким макаром, некоторое противоречие, феномен; как произнес бы интеллигент (либо, чтоб не путаться в определениях Сергей Рой с самого начала, просто мыслящий субъект/личность), ситуация проблематизируется. От этого упомянутый субъект испытывает умственный – и не только лишь умственный, см. ниже – дискомфорт и естественное желание делему как-то разрешить либо «снять Сергей Рой», на гегелевский манер.


Не скрою, что данная неувязка затрагивает создателя этих строк сначала личностно либо, выскажемся так, экзистенциально; правда, не в форме «Быть либо не быть?» (еще чего не хватало), а Сергей Рой что-то вроде «В конце концов, я есмь х либо не есмь х?» где х – субъект с атрибутом «интеллигент», ибо если нет интеллигенции, то и бытие в качестве интеллигента становится само Сергей Рой мало непонятным1 -- и оттого дискомфорт.


Наверное, это можно осознать. Посудите сами. Человек прожил довольно-таки долгую жизнь конкретно под вывеской интеллигента, либо, говоря по-нынешнему, сроднившись с этим брендом. Про него гласили Сергей Рой не просто «лингвист, доцент, поэт-переводчик, журналист, писатель, главред и т.д. такой-то», все это достаточно пресно и прозаично, но еще при всем этом называли – время от времени прямо в глаза Сергей Рой либо в печати – «интеллигентом», «рафинированным интеллигентом», «либеральным интеллигентом». И это было, грубо говоря, приятно.


Ведь если следовать сложившемуся в российской языковой культуре узусу (ну, просто словоупотреблению), именовать кого-либо интеллигентом – это Сергей Рой вроде как медаль повесить, умеренную такую медаль, совершенно не орден с алмазами, а что-то вроде солдатской «За боевые заслуги», в просторечии «бэ-зе», если кто помнит. И вот человека лишают звания, медаль отбирают Сергей Рой, а поэтому естествен вопль возмущенной души: «За что? На каком таком основании?»


Но это, как говорится, «с одной стороны». Есть, есть, но, и другая сторона, и она у нас у Сергей Рой всех повсевременно перед очами либо, выскажемся так, под ногами. Забавы ради проиллюстрируем ее парой примеров из журнально-газетной текучки.


«Водитель через стекло что-то кричал. Я указал на полосы под моими ногами: мол, имею Сергей Рой полное право. Он продолжал кричать, машина двигалась на меня. Я стоял. Вот бампер уже практически уперся мне в колени. Дверь открылась, высунулась дама внезапно интеллигентной внешности.


--Ты че, опьяненный, ..., либо дурачина Сергей Рой, ...? – заорала дама, каждое слово перемежая матом. – Вали давай, ..., пока не переехала!»2


Нет нужды обосновывать, что писатель, по роду службы, берет типические нравы в типических обстоятельствах; к тому же каждый может припомнить нечто Сергей Рой аналогичное из собственной пешеходной практики, не говоря уж о трамваях.

2-ой пример – из русского ТВ, и пусть уж читатель судит сам, как он типичен. Вот что Владимир Поляков пишет в «Литературке» о программке Сергей Рой «Дом-2» на ТНТ: «Мои бессчетные пробы поглядеть в исследовательских целях хотя бы одну передачу провалились: срабатывает «тошнотворный рефлекс». Нескончаемое зрелище чего-то телепромискуитетного ведет самодовольно гламурная дщерь покойного головного демократа Санкт-Петербурга и Сергей Рой члена Совета Федерации от Республики Тыва Ксения Собчак. Не общественный ли «Дом»?!» 3


Несуразно было бы опровергать существование и, может быть, количественное доминирование таких дам (и джентльменов) «неожиданно интеллигентной наружности» в русском Сергей Рой образованном классе либо, как они сами обожают себя именовать, элите (упомянутая В. Поляковым семья и совсем состоит из «особ, приближенных к императору»; куда уж элитнее).


Фактически, примеры – это так, для оживляжа; в жизни Сергей Рой, чтоб узреть это, довольно открыть глаза, и взор обязательно упрется в какого-либо Филю, в похабень или похвалу бандитизму, фашизму и иной нечистоте на книжных лотках, и прочее.


Все это Сергей Рой так, но есть ли здесь неувязка? В известном мысленном опыте проф. Преображенский и из дворняги умудрился сотворить нечто человекообразное; его бы, это существо, побрить, постричь, надушить, приодеть, подгримировать, поднатаскать – и полностью сошло бы Сергей Рой за «лицо внезапно интеллигентной наружности». За ним потянулся бы континуум, сплошь из переходных типов, на другом конце которого полностью можно поместить обычную и не потерявшую очертаний, невзирая на теоретические споры о ее существовании Сергей Рой, фигуру русского интеллигента, а меж последними точками (не будем уточнять, где) нашлось бы место и Ксюше Собчак.


Все как бы проще обычного: есть истинные, «модельные» интеллигенты, а есть и подражания и Сергей Рой подделки; при достаточной практике отличить 1-ые от вторых не составляет особенного труда. Неувязка если и есть, то она чисто техно.


Но здесь чувствительный к логике читатель может увидеть, что мы Сергей Рой потихоньку обрисовали круг и возвратились к вопросу, либо вопросам, заявленным сначала: а есть ли они сами, эти «модельные» интеллигенты? Либо правы создатели, начисто отрицающие само их существование не считая как в виде Сергей Рой ископаемых в саркофагах книжных шифанеров либо в аллювиальных отложениях быта?


0.2. Интеллигенция явочным порядком.


Вообще-то в арифметике, чтоб обосновать, что огромное количество существует (либо что оно не пусто), довольно предъявить хотя бы один экземпляр этого Сергей Рой огромного количества. Естественно, жизнь – не математика, социальные группы и дефиниции групп повсевременно «плывут», а индивиды («экземпляры») вообщем находятся в непрерывном броуновском движении. За каждым не уследишь – вот он только-только Сергей Рой был в данном классе, а завтра переметнулся либо вообщем взял и помер, и поди рассуди, можно его вознаградить медалью Интеллигента посмертно либо, напротив, лишить звания ввиду вновь открывшихся событий. Так что в Сергей Рой наилучшем случае тут можно гласить о нечетких огромных количествах (fuzzy sets), ну и то не стоит: математической ясности никогда тут не достигнуть, и нечего об этом понапрасну жалеть.


Вправду принципиальные вопросы, хоть в арифметике Сергей Рой, хоть в свете здравого смысла, остаются все те же: а можем ли мы предъявить хотя бы один экземпляр «модельного» интеллигента? Можем ли мы предъявить огромное количество таких экземпляров, вместе составляющих интеллигенцию? А Сергей Рой если да, то откуда эти раздражающие дискуссии о погибели интеллигенции, более похожие на пробы похоронить нечто живое, но не совершенно приятное создателям уничижительных рассуждений? Каковы мотивы ведущих эти дискуссии? Ну и Сергей Рой т.д. – здесь много вопросов накатывает.


Будь я более кокетлив, эксцентричен либо, как сейчас обожают гласить, провокативен, я бы предложил довериться последующему, логически несколько ущербному силлогизму: «Я – интеллигент. Я существую. Как следует Сергей Рой, интеллигенция существует». Но даже в этом ходе есть определенный непровокативный, полностью житейский смысл: этот силлогизм могут повторить, положа руку на сердечко, при самом серьезном отборе, 10-ки людей, которых я знал за свои 70 с Сергей Рой излишним лет, начиная от интеллигентов дореволюционной выделки (мой родной дед родился в 1870 году и дожил до 95 лет, его младший брат, который меньшевик, погиб в возрасе 104 лет; а ведь были и Сергей Рой около- и внесемейные соприкосновения, о коих не могу сейчас вспоминать без судороги умиления) и кончая интеллигентами самой последней формации, которых, согласно новым мнениям, вроде и быть не должно.


Более того, есть Сергей Рой уверенность, что хоть какой из их может предъявить значительно больше экземпляров интеллигентов, про которых точно понятно, что они – конкретно интеллигенты и наверное принадлежат огромному количеству, именуемому интеллигенцией.


Дальше, вокруг каждой точки 1-го круга интеллигенции Сергей Рой можно обрисовать к тому же еще окружности; так высококачественное убеждение в существовании интеллигенции подкрепляется количественно – во всяком случае, умозрительно, в порядке мысленного опыта.


Кроме таких выкладок на базе собственного актуального опыта, убеждение Сергей Рой в существовании интеллигенции в качестве живого, не вымершего общественного типа подкрепляется и обыденной речевой практикой (упрек: «А еще интеллигент!» либо «Да какой он интеллигент!», resp. «Вот, реальный российский интеллигент!»).


Можно привести также свидетельства Сергей Рой массовой культуры; одно наудачу взятое исследование в этой области указывает: «С точки зрения массовой культуры, востребованность интеллигенции состоит в защите слабеньких, также в том, чтоб установить эталон справедливости и Сергей Рой поддержать веру в справедливость. В некий мере ценности идеализированных масс-культом интеллигентов сближаются с ценностями народников 19-го века. Формируется новый тип интеллигента – интеллигента сильного, способного защитить и себя, и других, не поступившись, все же, своими Сергей Рой моральными принципами»4.


Очевидно, ценность такового рода свидетельств не стоит гиперболизировать: герои масс-культа – те же сказочные персонажи. Но и просто отмахнуться от этих свидетельств нельзя: соц потребность в таких героях обрисована Сергей Рой полностью внушительно. Притча ересь, да в ней намек...


Снова же в обычной, не-масс-культовой литературе и иных видах искусства то и дело мерцают фигуры интеллигентов, обычных и не очень Сергей Рой. Откуда-то же они туда попали? Уж не из жизни ли? И даже относительно создателей таких произведений вкрадывается застенчивое подозрение – а не интеллигент ли он/она? Что-то очень похоже, хотя бы силуэтом Сергей Рой...


Ну и в «ящике» периодически (правда, не очень нередко) собираются группы индивидов, про которых зрители молвят: «Ну вот, снова заведут свои интеллигентские дискуссии (resp. бодягу)», и в большинстве случаев не ошибаются: нутром чуют.


0.3. Литература Сергей Рой вопроса.


Но вот, убедившись, так сказать, наощупь, в том, что интеллигенты – вот они, «существуют – и ни в зуб ногой», и вроде нет и предмета для дискуссии, смотрим параллельно и Сергей Рой другой упорный парадокс: существует и массивно разрастается литература, отрицающая в той либо другой форме, по различным поводам и с разной степенью ярости, развязности, терминологической ясности и аргументированности существование интересующей нас «прослойки», «социальной группы Сергей Рой», «антропологического типа», «субкультуры», «социального института», «монашеского ордена» и т.д.


Литература эта так уже пространна, что подробный разбор ее в рамках статьи оказывается неосуществимым5, и нам придется ограничиться коротким анализом более репрезентативных Сергей Рой точек зрения.


Такие репрезентативные позиции мы обозначим условными метками: Грозный Обличитель, Пессимист-экстремист, Ницшеанец, Политтехнолог, Постмодернист, Вестернист, Беспристрастный Арбитр, Философ, Печальный Констататор, Карнегианец, Клинический Случай, Самобичеватель, Путаник, и т.д.


Очевидно, мы не претендуем Сергей Рой на полноту охвата всех позиций и даже на исчерпающий анализ тех, что затронуты ниже: нам принципиально разглядеть само качество приводимой аргументации и сколь может быть честно убедиться в том Сергей Рой, что она не опровергает тривиального факта, обозначенного в п. 0.2. Ну, а если опровергает – принять и посыпать главу пеплом, также порвать одежки.


Все работы нашей (предположительно) репрезентативной подборки взяты из современной, другими словами постперестроечной (с Сергей Рой начала 1990-х), литературы.


0.4. Задачки. Догмат. Способы.


Хотя наш текст носит откровенно апологетический нрав (в духе произнесенного в пп. 0.1, 0.2), мы предполагаем пристально прицениваться к объему и содержанию понятия интеллигенции в рассматриваемом Сергей Рой материале, также к выделяемым различными создателями типами интеллигенции.


Во-1-х, прошедшее чтение дает подсказку, что в употреблении этого термина наблюдается приличный разнобой и неурядица (другими словами некоторая «нетерминологичность»), а это нехорошо, и хотелось бы Сергей Рой нащупать некоторый method in this madness.


Во-2-х, есть надежда таким макаром получить более ясную экспликацию данного понятия и, может быть, даже просочиться в сущность интуитивно ясного явления – надежда, за которой Сергей Рой ясно просматривается не очень и сокрытая цель самоопределения и оправдания собственного существования.


В-3-х, не ставя для себя задачки построения серьезной типологии данного явления на гипотетико-дедуктивных, индуктивных либо каких-то еще основаниях Сергей Рой, полезно всякий раз отдавать для себя отчет в том, о каких таких типах, разрядах, категориях интеллигентов либо других лиц речь идет.


Таким макаром, подразумевается рассматривать интеллигенцию и как данный в актуальном опыте парадокс Сергей Рой, и как теоретическую конструкцию (поточнее, целый веер таких конструкций).


Создатель считает своим интеллигентским долгом предупредить, но, что и то, и другое проходит под знаком интеллигентской веры. Воспитанный в этой Сергей Рой вере, создатель естественно склонен к ее апологии, к самозащите и защите собственных «корелигионистов» (прошу прощения за неудобную кальку с англ. сoreligionists).


Правда, тут есть искупающий момент: она, интеллигентская вера (во всяком случае Сергей Рой, в том варианте, что был вдолблен создателю в голову с младых ногтей), просит беспощадно-критического, не зависящего от чьих-либо воззрений и наружных событий анализа всего на свете, включая собственные основания этой веры и Сергей Рой свой статус интеллигенции в меняющемся мире, в контексте вещественных, соц и духовных конфигураций. Просит, в общем, неизменного оправдания смысла собственного существования, форм существования, поведения и т.д.


Основной догмат этой веры Сергей Рой – примат духа над материей, а «дух есть свобода, творческая активность, смысл, ум, ценность, качество и независимость, сначала независимость от окружающего мира, природного и общественного. Духовное начало в человеке значит определяемость изнутри в отличие от Сергей Рой того состава людской природы, который определяется снаружи. Как существо духовное, человек есть существо активное, творческое, свободное»6, ну и т.д.


Невзирая на расплывчатость и, прямо скажем, некоторую размашистость, нестрогость бердяевского определения базового Сергей Рой понятия, придется пока наслаждаться им – в надежде, что предстоящее изложение прояснит нашу позицию. В порядке подстрочного примечания сходу стоит объясниться, что о примате духа мы говорим в чисто личностном, личном плане Сергей Рой, а не в смысле несчастного «основного вопроса философии», который остается далеко-далеко в стороне.


Способы нашего исследования, если можно так его именовать – это интроспекция и «включенное наблюдение», другими словами наблюдение изнутри наблюдаемого объекта Сергей Рой. Невзирая на их явную ограниченность, эти способы имеют и достоинства перед «объективным» насаживанием жучков на булавки: жучки немы (либо не мы – кому как нравится), а мы даже очень говорливы. Время от времени Сергей Рой очень.


2-ая часть предлагаемой работы («Мифология») также служит как апологетике, так и экспликативным задачкам. Тот факт, что синхронический срез у нас предваряет диахронический нарратив, разъясняется намеченным в п. 0.1 экзистенциальным Сергей Рой мотивом: если падет основная посылка насчет сегодняшнего существования интеллигенции, то и разбираться в истории (либо, если откровеннее, мифологии) интеллигенции особенного смысла (не считая чисто академического, не имеющего дела к «вере») нет.


1. Интеллигенция в синхроническом Сергей Рой срезе. Критика критики



ser-valter-merf-i-abbat-polidori-18-glava.html
ser-valter-merf-i-abbat-polidori-24-glava.html
ser-valter-merf-i-abbat-polidori-29-glava.html