Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31

– Хоронить трудно, – негативно покачал я головой, прислушиваясь к непрекращающейся невдали стрельбе, – ну и выкопают после всего. Боец, втащи его в дом. Дом подожги. В темпе, боец.

Пожар, устроенный нами, был никак не единственным Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 в городке. Медлительно, но правильно населенный пункт проваливался в вакханалию насилия и мятежа. То там, то тут вспыхивали строения, раздавались автоматные очереди, стрельба из винтовок и охотничьих ружей. Сотки разномастно вооруженных людей вступали Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 в короткие либо длительные противоборства, время от времени расходясь после нескольких выстрелов, время от времени закусываясь серьезно.

Пройдя квартал, мы узрели оканчивающую стадию как раз таковой, последней, ситуации. Судя по изрешеченному в хлам Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 грузовику, одна из групп зэков попала в засаду. При этом, так как он находился рядом двуэтажным коттеджем, похоже, производилось преследование, в процессе которого уголовников и загнали на эту местность Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31.

Дом сиял выбитыми окнами и щербинами от попаданий пуль. Одно из окон на втором этаже тянуло дымом – похоже, кто-то умудрился забросить туда гранату. Вобщем, все перипетии штурма были уже в прошедшем. У крыльца Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 дома стояли двое вооруженных германцев, чуток поодаль – трое. Перед ними на коленях находились шестеро обезвреженных зэков.

В общем-то, картина неудивительная. При других раскладах я бы вероятнее всего снял бойцов и Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 отправился находить цель поординарнее. Но было кое-что, что принуждало внимательнее отнестись конкретно к этой группе германцев.

Нас всего трое. Из этой тройки можно смело отнять Илюхина – стрелок и боец из него на данный Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 момент никакой. С другой стороны, мы имели пулемет, что очень увеличивало наши шансы на победу при столкновении с подразделением в количестве до 1-го отделения. При наличии пулемета, внезапности и неплохой Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 позиции можно отважиться на атаку. Германцев в общей трудности было тринадцать человек, и по количественному аспекту это подразделение мне подходило.

Пятеро стояли рядом с пленными. Еще шестеро, неосмотрительно сгруппировавшись вкупе, представляли собой красивую цель Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Раненые. С 2-мя докторами, оказывающими им помощь. Но основная причина, не позволившая мне пройти минуя, была все таки не в количестве бойцов и не в комфортном их расположении.

Бронетранспортер. На Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 колесном ходу. С открытыми лючками, доказывающими, что за рычагами на данный момент никого нет.

– Управлять умею, – как будто прочитав мои мысли, негромко произнес Илюхин.

Да сложного там и не должно быть ничего. Думаю, при Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 самых паршивых раскладах и я бы разобрался в этой технике.

Никакого колебания. Драгоценные секунды я растрачивал на прикидку примерного плана операции. При наличии бронетранспортера наши шансы выкарабкаться из городка Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 резко увеличиваются. БТР – совершенно точно машина местных вооруженных сил. Соответственно, ее не повстречают в стволы на посту, на блоке. В конце концов, мы могли бы рвануть и по бездорожью: проходимость аппарата это позволяла. Отлично Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Считаем, что решение принципно принято.

– Боец, гасишь покалеченых. Всех разом. Потом, если не среагируют, те двое у крыльца – твои. Четверка рядом с урками – моя. Понятно?

– Я тоже могу стрелять. Поверь Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, командир, попаду. – Илюхин, залегший справа от меня с карабином, напористо заинтересовал. – 10 метров, командир. Попаду.

Насчет 10 метров он, естественно, приврал – частичная либо полная утрата зрения, также его понижение, обычно, отражается на возможности точно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 определять расстояние. До цели было метров 20. Забравшись на крышу хозяйственных строений, мы вольготно разместились на ней, отлично сокрытые от наблюдения высочайшими кустиками.

– Отлично. Четыре, стоящие рядом с пленными. Работаешь справа двоих, я – левых. Потом Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 перенос огня на далекую двойку, которая у крыльца.

Я прервался на несколько секунд, так как впереди вышло какое-то движение. Один из германцев переместился, подошел к пленному и выстрелил в Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 него. Уголовник свалился, зажимая ладонью рану в плече, и разразился трехэтажным матом.

– Всем понятно? – Видя, что диспозиция не поменялась, я перебежал к концу инструктажа.

– Так точно, – слитно откликнулись боец и лейтенант.

– Москвичев, огнь! – скомандовал я Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, наводя прицел на раздухарившегося немца, который выстрелил в раненого вновь.


Сосредоточенный огнь с недлинной дистанции оправдывает себя всегда. Плюс фактор внезапности. И, главное, неплохой пулеметчик. Весь обстрел не занял у Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 нас и 20 секунд.

Кого-либо из германцев трясло в агонии. Кто-то стонал через зубы. Я не мог поручиться, что мы убили всех, но основная масса в той либо другой степени была поражена Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Уничтожить сходу и всех было бы трудновато. Невзирая ни на что, человек – очень жизнестойкая скотина. Для гарантированного умерщвления ему нужна пуля в мозг либо некий другой принципиальный орган.

И на поляне Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 было кому заняться этим.

– Ловкач, вставай! – перезарядив автомат, выкрикнул я.

Один из зэков, как будто по команде рухнувших на землю в самом начале перестрелки, вскинул голову и совсем безбоязненно поднялся на Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 ноги. Безошибочно обусловил наше местопребывание: кустики, скрывавшие нас, мы основательно проредили огнем.

– Шустрый, – без особенного удивления констатировал уголовник. – Спасибо.

– Ловкач, с тебя контроль. Еще 1-го подними, не больше. Другие лежат! Не считая Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 этих еще есть немцы?

– Нет. – Уголовник, делая символ одному из собственных, покачал головой, а потом подошел к умирающему германцу. Вырвал у него из рук пистолет и, приставив ствол к голове человека, выстрелил в Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 упор.

Грустное, но нужное мероприятие не заняло у Ловкача и его товарища много времени. Старательно они проконтролировали павших, пустив каждому без исключения по контрольной пуле в голову. Потом, аккуратненько положив пистолет на землю, Ловкач Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 вновь поглядел в мою сторону:

– Шустрый. Давай перетрем. Я подойду?

– Подходи. Другие лежат, – согласился я.

Ловкач без особенного удивления поглядел на меня и на Москвичева. Боец, не убирая пулемет, демонстративно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 держал под прицелом линейку разлегшихся уголовников. У меня был в руках автомат. Илюхин скользнул по крыше вспять, уходя из поля зрения Ловкача, и, спустившись с сарая, был должен обойти его с боковой Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 стороны, создав тем еще одну огневую точку.

– Что далее думаешь, Шустрый? – Уголовник тормознул у изгороди метрах в 5 от нас.

– Возьму транспорт и свалю из городка, – полностью разумно ответил я.

– Куда?

– Есть местечко.

Ловкач вдумчиво Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 кивнул и здесь же выдвинул предложение:

– У меня есть водила на эту колымагу.

– У меня тоже, – не остался я в долгу.

– Стволы… – продолжил Ловкач.

– Эти стволы мои, – резонно сделал возражение я.

– Мало Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 для тебя?

– Слушай, Ловкач. Эти стволы – мои. Бэтээр мой. Ты здесь с нагой задницей на данный момент. Так что давай, гласи, чего желал.

– Не пройти вам вдвоем. – Уголовник покачал головой Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Когда нужно, он умел проглатывать оскорбления. – Все улицы закрыты, блоки стоят. Дорог ты не знаешь, кореш твой тоже не в курсе. Куда ехать, ты без понятия. Нужно выручить друг дружку, Шустрый. Бери нас Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 с собой.

Фактически говоря, на это я тоже рассчитывал. Ловкач был почти во всем прав. Во многом. Главное – нам вправду неизвестен был город. Не много выйти на трассу, нужно отыскать направление на Лебеди Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 и добраться туда без приключений.

– Ты нас с того света вынул, Шустрый. Подстав сейчас не будет.

– Дело у тебя здесь было… – напомнил я, все еще размышляя над решением.

– Сделал Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, – кратко отозвался Ловкач.


Бронетранспортер был оборудован целым рядом сидений в кузове – комфортных, обитых тканью, откидывающихся. Я с Илюхиным, сидячим напротив, расположились у заднего борта. Это позволяло нам держать под контролем 4 зэков. Очередной находился на месте Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 водителя, а за пулеметчика я поставил Москвичева, которому пришлось в темпе переодеться в немецкую гимнастерку. Еще одним «немцем» по пояс стал я. В случае неожиданных проблем этого бы полностью Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 хватило. На рваной пулями германской рубашке, в которую я облачился, красовались витые погоны. Издалека меня можно было принять за офицера, а Москвичева – за стрелка-пулеметчика.

Бронетранспортер, свирепо круша низкие ограды и кустики, пробивался какими Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31-то совершенно уж неблагопристойными способами прочь из городка. Клаус хотя бы вез нас дорогами. Водила же, которого провозгласил Ловкач, пер по огородам, садам, проездам меж домами, казалось, совсем не разбирая пути. В Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 очередной раз подпрыгнув на сидение, я выразительно поглядел на уголовника. Ловкач хладнокровно пожал плечами:

– Все будет нормально, командир. Никто лучше Гвоздя не знает эти места. Даже я так отлично не Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 могу здесь ориентироваться.

Ну нужно же. Командир. В первый раз я не Бон и не Шустрый.

– Не надо обосновывать мне, что твое прозвище оправданно. Условились, Ловкач? – несколько витиевато предупредил я.

Уголовник, ухмыльнувшись Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, понятливо развел руками. Ну еще бы. Все орудие, кропотливо закрученое в снятое с германцев обмундирование, находилось в ногах у меня и Илюхина. Автомат на моих коленях был снят с предохранителя, как и подобная Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 машинка у лейтенанта. Излишком доверия я не мучился. Может быть, будь я настолько же дальновиден и ранее, Волков не уходил бы на данный момент в небо гарью и пеплом, а трясся бы Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 с нами на полу бронетранспортера.

– Вы оправлялись за своим нездоровым. Что с ним? – не унимался уголовник.

– Нет его, – кратко отозвался я. У меня не было никакого желания говорить на данный момент тщательно обо Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 всех перипетиях нашего побега и о погибели сержанта.

– С Хохлом что?

– Разошлись, – помолчав пару секунд, ответил я.

Ловкач понятливо кивнул. Подскочил, как и мы все, на сидение и через пару секунд опять обратился Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 ко мне:

– Зла не держи, командир. Задачки у всех различные. Мне крайне необходимо было свою выполнить.

На это абсурдное заявление я вообщем не счел необходимым отвечать. Гласить не хотелось Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 – ни с Ловкачом, ни с кем бы то ни было еще.

Утраты. Они неминуемы и при самом неплохом планировании. Наш же побег был обставлен тяп-ляп, и, наверняка, погибель Волкова полностью логична. Но эти резоны Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 и осознание, которым тактично потчевали меня Москвичев и Илюхин, не снимало с меня ответственности. Командир группы повинет сначала. А командиром являлся я.

Это не абстрактные размышления. Ты перестанешь переживать только тогда, когда Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 сумеешь не созидать в бойцах людей. Я так не умел.

Волков попал сюда с войны. Пожалуй, что с более беспощадной и кровавой, ежели та, на которой был я. И разве не заслужил Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 он жизни, и больше того – жизни мирной?

– У тебя свои секреты, командир, у меня свои. Поверь, для меня они важны более, чем тебе твои. – Ловкач продолжал разговор, не достаточно обращая внимания на Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 то, что я его практически не слушаю.

Сейчас, по прошествии стольких дней, я верно мог сказать, что мое прошедшее осталось в другом мире. Мои убеждения частью стерлись в пыль, а частью неузнаваемо Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 поменялись.

Во что я веровал на данный момент? Ну, уж точно не в белоснежное братство и единение Европы. Виновен ли в том случай, поставивший меня и германцев по различные стороны фронта? Нет Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Однозначно – нет.

Предпосылкой было то, что я лицезрел своими очами и испытал на своей шкуре. Фашизм в сегодняшнем выполнении нес рабство русским, и одно это уже принуждало меня быть Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 его противником.

Я не раскаивался. Все, что я прошел, что я делал в собственной жизни, было продиктовано только моими личными убеждениями. Поменялись они – поменялся и я.

Парня жалко. Он так и не Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 возвратился с войны. Проскочив с одной на другую, не сумел, не смог выжить.

А мне подфартило. Возвратившись с гор, я вел войну в Столице. Ни на минутку, ни на один миг не прекращал собственного Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 сопротивления. Попав сюда, я опять не изменил для себя и был живой до сего времени. Наверняка, этим следовало бы гордиться, но поводов для радости это не доставляло. Я не мог не созидать определенного Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 сходства в наших судьбах. И без всякого позерства могу сказать, что какая-то часть меня погибла с Волковым.

Я не совладал с еще одним вызовом. И черт бы с ним Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, будь ставкой в этой игре всего только какие-то вещественные ценности либо нечто схожее. Но я не совладал, и расплатой стала жизнь человека, небезразличного мне.

Схожее повторится. В этом я не колебался. Не один Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 раз мне приходилось терять бойцов, друзей и товарищей. Это больно. Как будто часть тебя уничтожают, заставляя черстветь и грубеть. Но это не устраняет от страданий на сто процентов. Никогда.

– Сейчас все по Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31-другому, командир. Удостоверился я в для тебя. Могу для тебя веровать, – вырвал меня из раздумий глас Ловкача. Уголовник требовательно и как-то доверительно заглядывал мне в глаза. Судя по всему, до того Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 он произнес впечатляющий пассаж, который был должен меня изумить и разжалобить.

– Ты не получишь ствол, Ловкач. – Я покачал головой.

Илюхин, сидячий напротив, фыркнул. Расположившийся рядом с ним уголовник, пристально Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 следящий за разговором, неприязненно покосился на лейтенанта:

– Забавно, глазастый?

Повернувшись к нему вполоборота, Илюхин поправил автомат, чуть ли не ткнув его зэку в бок:

– Забавно.


Лебеди


Другие


Йозеф Книппель, сложив руки за спиной, медлительно вышагивал Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 у окна. Терехов и Свиридов, ставшие с недавнешних пор фактически неразлучной парой, молчком следили за германцем. Разговор, который затеял Книппель, входил в тупик.

– Этот мальчик должен быть передан нам. – Йозеф, резко Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 повернувшись, уставился на капитана. – Никаких других вариантов, осознаете? Это требование! Он нанес оскорбление и должен за это ответить.

Терехов, скрестив руки на груди, демонстративно смотрел в сторону. Свиридов, напряженно размышляя о кое-чем, потирал Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 ладонью подбородок.

– Вы оттягиваете решение. Ни к чему отличному это не приведет!

– Никого он не оскорблял, черт побери! – не выдержав, сделал возражение Свиридов. – Парню просто прострелили ногу, Йозеф!

– Он стукнул Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 немца. – Книппель возмущенно ткнул пальцем в лейтенанта.

– Мы уничтожили чертову уйму германцев, Йозеф! – Свиридов не принял настолько забавного, на его взор, аргумента.

– Верно, – согласно кивнул Книппель, – но этого никто не знает. Понятно вам Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31? Никто не знает и не может наверное утверждать, что это – вы! А он стукнул немца на очах у всех! Это, понимаете ли, тяжкое грех. И я должен выдать виноватого или судить Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 его.

– Йозеф, это просто тупость. – Свиридов перебежал к убеждению. – Мальчик ценен своими познаниями. Ты хочешь дать его компании?

– У меня нет выбора. – Книппель упорно замотал головой. – Они просто порвут со мной договор Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, если я не выполню это условие!

Тишь повисла в комнате. Терехов все так же посиживал, не меняя позы. Свиридов, бросавший напряженные взоры на капитана, хмурился. Ему не нравилось происходящее, и еще более не устраивало Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 молчание командира.

– Капитан. Я забираю мальчишку? – Утомившись ожидать, Книппель обратился конкретно к Терехову. – Поверьте, у меня просто нет другого выбора.

– Ты не знаешь, сколько у меня людей, Йозеф… – кропотливо выговаривая слова Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, произнес капитан.

Германец, нахмурившись, бросил в ответ:

– Человек пятнадцать. Либо около того.

– Ты не знаешь, сколько у меня людей, Йозеф, – вновь повторил Терехов, особо выделив голосом «не знаешь». – Итак вот. Я Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 и мои лазутчики знаем эту деревню как свои 5 пальцев. Чтоб убить твоих гостей и тебя самого, нам пригодится около 10 минут.

Книппель с неверием поглядел на капитана. Открыл рот, но длительно не мог подобрать слова, будучи Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 шокирован заявлением Терехова.

Свиридов, знавший еще больше немца, оценил произнесенное. Вправду, четыре разведчиков с момента входа в деревню людей из концерна несли неизменное дежурство в различных частях населенного пт Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 на специально избранных и оборудованных точках. Из таких засад отлично простреливались все главные улицы и направления Лебедей. Так что насчет 10 минут капитан не лгал.

– Вы… отдаете для себя отчет в том, что гласите Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, капитан? Вы на моей земле! Вы находитесь в моей власти!

Сейчас уже Терехов, изумленно подняв бровь, уставился на раскричавшегося Книппеля. Этого оказалось довольно, чтоб германец оборвал себя на полуслове. Закрыл рот, заливаясь краской Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 гнева, но более ничего произнести не отважился. Покачал головой, выражая таким макаром собственное недоумение.

– Дело ваше. Дело ваше… – Развернулся и вышел из комнаты.

Лейтенант, поднявшись со стула, поглядел вослед германцу, потом посмотрел на Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 капитана. Терехов, выждав пару секунд, утвердительно кивнул. Роли были издавна распределены. Книппель, делавший ставку на Свиридова, не один раз демонстрировал, что ему он доверяет еще больше, ежели упертому капитану Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Этим обстоятельством Терехов не мог не пользоваться.

Свиридов, получив разрешение, одернул гимнастерку и поторопился догнать кипящего от ярости немца.


– Йозеф. Не пори горячку.

– Лейтенант, вы кретины! Вы все – сборище возомнивших о для себя Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31… разгильдяев и анархистов! – Возмущенный германец зло выдернул собственный рукав из пальцев Свиридова. – Я склоняюсь к мысли, что совсем не желаю иметь с вами ничего общего! Ни-че-го! Ясно для тебя, лейтенант? – Книппель чувственно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 ткнул Свиридова пальцем в грудь.

– Ясно-ясно, – примирительно ответил тот, – ты только не кипятись. Мы можем обсудить это. У меня есть к для тебя разговор.

– О чем, матерь божья, мы можем Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 гласить? – Германец всплеснул руками, демонстративно поглядел по сторонам. – Где здесь ваши снайперы, лейтенант? Там? – Йозеф прикрыл ладонью глаза от солнца и поглядел в сторону домов на окраине. – Либо там? – оборотился Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 в другую сторону. – Вы с мозга сошли, лейтенант. Потерялись во времени и пространстве. Я даже готов поверить, что вы вправду провалились сюда из самого ада! Так как вы не от мира этого!

– Да Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 послушай ты меня, Йозеф! Не веди себя как ребенок! – Свиридов, разозлившись, оборвал причитания немца. – Успокойся. Усвой сходу, мальчишку для тебя не отдадут. И не только лишь поэтому, что так произнес капитан Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Я тоже считаю это правильным. Ты сообразил меня?

Книппель недоуменно поглядел на лейтенанта. В душе немца неистовствовала буря чувств, и оттого ему тяжело было воспринять слова российского. Осознать их. Разобраться, что все Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31-таки стоит за хитросплетением фраз. Свиридов, не облегчая Йозефу задачку, молчком ожидал ответа.

– Ты считаешь это правильным, – повторил Книппель, морща в задумчивости лоб, – ты согласен с капитаном. А если ваша позиция не совпадет. Что Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 тогда? – Йозеф посмотрел на лейтенанта. Понимающе кивнул. Ему удалось разгадать нехитрую загадку.

– Хочешь сказать, что ты можешь принимать собственные решения. Так?

– Правильно.

– Тупость! – недоверчиво усмехнувшись, констатировал Книппель. – Вы просто безумные Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 коммунисты! Вы упали на мою голову и сейчас стали моей неувязкой. Я не верю для тебя. Не верю, лейтенант.

Свиридов хладнокровно пожал плечами. Его задачей было не уверить немца, а всего только дать ему Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 надежду. Люди, желающие, чтоб их околпачили, обманываются всегда.

– Хорошо. Отлично, – видя, что Свиридов не торопится оправдываться либо убеждать, Книппель пошел на попятную, – что ты предлагаешь?

– Все просто, – удостоверившись, что Йозеф накричался и Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 может правильно принимать действительность, Свиридов перебежал к главному, – мне нужна твоя поддержка. В определенный момент. Понимаешь меня?

– Когда?

– Я предупрежу заблаговременно.

Книппель, скорчив недовольную гримасу, ясно отдал осознать, что ему не достаточно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 нравится этот план. Остро посмотрел на хладнокровного лейтенанта:

– Что с мальчиком?

– Это уже решенный вопрос, Йозеф. Это мое решение. И оно, надеюсь, совпадает с твоим.

Книппелю не непременно было веровать лейтенанту Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Ни Терехов, ни Свиридов не рассчитывали на то, что Йозеф с экстазом кинется в расставленную для него ловушку. Но даже сомнения, посеянные в голове немца, его надежда на то, что он сумеет внести Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 раскол в группу российских, дорогого стоили. На данном шаге все эти суждения должны были вынудить Книппеля отрешиться от идеи мести мальчику за его неосмотрительный поступок. Главная задачка, решение которой позволило бы Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 понизить градус напряжения, явственно зашкаливающий в Лебедях.

Не считая того, уступив единожды, Книппель был бы просто обязан доверять лейтенанту. Сговор – а другого определения к договоренности меж германцем и русским подобрать было нельзя, – связывал Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 их вместе посильнее всех эмоций и прагматических суждений.


Нельсон


Кроме пули в бедро, прошедшей навылет, я получил массу других «удовольствий». Выговор от капитана, мягкое, отеческое «ай-яй-яй» от лейтенанта, сочувственные, поддерживающие взоры от Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 рядового и сержантского состава. Кроме того, я, что естественно, был отлучен от кухни: в мое распоряжение предоставили отдельную комнату и кровать, на которой можно было болеть.

Шуточки шуточками, но напугался я, признаться Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, недурственно. Когда в тебя вот так, без особенной предпосылки, шмаляют, приятного не то что не много. Совсем нет. Опоздай Клыков на несколько секунд, уверен, мне пришлось бы еще тяжелее Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. И больнее.

По здравом размышлении я обязан был признаться для себя, что поступил тупо. Махаться итак вот сходу, наверняка, и не стоило. Точно, не стоило. Следовало потупить еще малость, время потянуть, а там, глядишь Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, конфликт бы и разрешился. Какого хрена мне было надо переть на рожон?

Наверное на то должны были быть свои предпосылки. Стараясь докопаться до их, я вспомнил недавнюю стрельбу, которую мы достаточно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 удачно окончили в свою пользу. Казалось, мы тогда стопроцентно покончили с толерантностью в отношении фашизма и выдумали единственно вероятный симметричный ответ. Пулю.

Видимо, это и сыграло со мной дурную шуточку. Не Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 всюду и не всегда применим один и тот же метод действий.

Легкий стук в дверь отвлек меня от раздумий.

– Войдите! – облокотившись спиной на подушку, ответил я.

Дверь аккуратненько открылась, и в комнату, просто Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 ступая по половицам, чтоб они не скрипели, вошла Настя. Подошла к столу рядом с моей кроватью, поставила на него букет ромашек и васильков. Поглядела на меня:

– Так ты резвее выздоровеешь.

Любознательное утверждение.

Нужно сказать Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, что визиту я был удивлен. Мы, естественно, общались с девчонкой, но было это всего несколько раз. Перекинулись несколькими словами, вот и все. Говоря по-честному, бдительные лазутчики всегда оттирали меня от Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 Насти. Если мы с ней оказывались рядом, то у бойцов либо сержантов здесь же находилось срочное и непременно требующее моего присутствия дело.

– Спасибо, – несколько напряженно поблагодарил я за подарок.

Настя, подойдя Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 поближе, села на мою кровать, оборотилась ко мне и стала внимательно рассматривать. Глубочайшие, насыщенно-зеленые глаза девчонки смотрели серьезно и как-то уж очень по-взрослому.

– Спасибо для тебя, что заступился…

– Это нормально, – вышло Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 скованно.

– Больно? – не обращая внимания на мой тон, поинтересовалась женщина.

– Больно, – согласился я, решительно не зная, что можно еще сказать. Как бы никогда не терялся в разговоре с обратным Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 полом, но здесь я очевидно давал маху. Вобщем, Настя этого не замечала:

– Ничего. Если навылет, то пройдет скоро. Зарастет. Симаков произнес, а он толк в данном деле соображает!

Настолько категоричное суждение принудило меня Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 улыбнуться. Женщина, удивленно посмотрев на меня, решила не обращать на это внимания. Продолжила:

– Произнесли, мне не выходить больше на улицу. В доме посиживать. Пока не уладят все. Как думаешь, длительно?

Я Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 пожал плечами.

– Расскажи мне, – дерзкая женщина, скинув обувь, забралась на мою кровать с ногами, – расскажи, как вы живете в дальнейшем?

Я обходительно подвинулся, давая ей место, и вдумчиво протянул:

– Ну… а что Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 непосредственно тебя интересует?

– Все, – твердо мотнула головой девчонка, отчего ее пшеничные, сплетенные в две косы, волосы, взметнувшись, опутали шейку.

– «Все» – это очень много, – поневоле зараженный ее напором и оптимизмом, улыбнулся я. – Мы Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 полетели в космос. Как для тебя такое?

Честно говоря, я налгал с три короба. Все, что сумел вспомнить. Про яблони на Марсе, про коммунизм по всему миру, про то, что люди вести войну не стали Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 и стали друг дружке братьями. Понемногу осваиваясь в обществе девчонки, практически смотревшей мне в рот, я вел себя все более и поболее раскованно.

Нет, ну а что ей было надо поведать? Про Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 мое реальное современное общество?

Чтоб она позже спросила меня: дескать, Нельсон, а на фига я тогда гранату-то подрывала?

Видимо, кое-где я прокололся. Кое-где посреди многоэтажек, личной Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 машины для каждого, открытых границ, путешествий по всему миру я просто отдал маху. Девчонка, слушавшая меня очень пристально, вдруг нахмурилась. Спустила ноги на пол, нашарила свою обувь и бросила мне обвиняюще:

– Врешь ты все Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31.

Настолько резкая перемена в общении поставила меня в тупик. Захлопнув рот, я озадаченно смотрел на обидчиво обувающуюся девчонку. Настя натянула нечто схожее на балетки, только с крошечным каблуком и застежкой Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Оборотилась ко мне и выпалила:

– Я все знаю. И все знают, что у вас там, в дальнейшем. Понятно?

У меня было полное чувство, что на данный момент покажет язык. Но девчонка удержалась, исключительно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 в уставившихся на меня очах задрожали слезы. Высунутым языком бы здесь не обошлось. Все было еще серьезнее.

Обувшись, женщина не сделала пробы встать и уйти. Так и посиживала на моей кровати Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, отвернувшись и скрыв лицо за копной пшеничных волос. Не решаясь ничего сказать, я молчал.


Если честно, я запутался. Я не обожал быть виновным, просто не переносил этого. Но в этом случае, даже отлично понимая, что Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 моей вины малость, я оправдать себя не мог. Мне вспоминались не пышноватые празднества еще одного «-летия» победы, а истории вроде той, как вооруженный дед ворвался в пенсионный фонд. Я, в отличие от Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 многих в фанатской среде, не исповедовал «правых»

[15]

взглядов. И, пожалуй, в чем либо был даже ужаснее откровенных фашистов. Я прожигал жизнь, забирая из нее одни только наслаждения. Ко всему остальному же оставался Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 индифферентен.


На пути в Лебеди


Бон


Водила у Ловкача оказался вправду потрясающим. Никогда не столкнувшись с блоками, мы без всяких приключений вырвались за город. Несколько раз к нам кидались какие-то Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 штатские, но видя, что бронетранспортер не понижает хода, здесь же отставали. Так что некое время спустя мы уже не спеша портили кукурузное поле, двигаясь параллельно трассе.

Убедившись в том, что Ловкач не настроен на резкие Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 и воинственные деяния, я позволил для себя обернуться, провожая взором город. Смотрелся он, нужно сказать, не ахти. Пожары, непрекращающаяся стрельба, движуха на окраинах. Блок, находившийся на выезде, до которого нам было еще Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 метров 100, перекрыл дорогу шлагбаумами и колючкой. Из-за расстояния я не мог сказать в точности, но был уверен, что бойцы караулят заезд и выезд, наглухо закрывшись в бетонном строении Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Фактически, что им еще оставалось делать? Техники на посту не было, очевидно она вся ушла в город на угнетение беспорядков. Не исключено, что бэтээр, на котором прем мы, как раз с этого блока Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31.

– Кисло им на данный момент… – заметив мой взор, счел необходимым объяснить Ловкач. – Знаю точно, что казарму одна группа взяла. Еще несколько по городку рыщут.

Кисло. Не плохое определение. Я даже усмехнулся ему.

Все правильно Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31. Город, обычно, беззащитен. Даже с учетом арийского порядка, а не современного мне русского бардака. В этом случае нападающий находится в заранее еще более удачном положении. Во времена моей службы схожее бывало Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 не один раз.

– Кисло… – согласился я. Ловкач опять открыл рот, собираясь продолжить общение, но я предостерег его от этого:

– По сторонам глядеть. Дискуссии запрещены.


Таким вот образом, в полной тиши и спокойствии Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31, по посадкам кукурузы, мы оставили блок далековато сзади. Выкарабкались на трассу, и здесь уж шофер отдал газу. По отличному асфальту мы полетели со скоростью, сопоставимой с той, что развивал «бардак»

[16]

, на Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 котором некое время разъезжал я со своим отделением.


По сторонам мерцали стриженные кустики и посадки деревьев. Деревеньки, к которым вели накатанные с основной дороги съезды, поражали своими свежайшими, блистающими чистотой строениями. Зеленоватые луга с Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 пасущейся скотиной, геометрически четкие квадраты полей. Люди, не обращая на нас внимания, продолжали заниматься своим делом: кто-то приглядывал за коровами, кто-то шарился на полях. Пасторальная картина.

Я не исключал, что Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 по шоссе в сторону городка может выдвигаться выручка. На этот случай у нас было два варианта. Если мы сталкивались с аналогичной машиной или с боевой техникой ниже классом, то вступали в Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 маленький бой с целью нанести наибольшее огневое поражение и отбить охоту нас преследовать. Танк, САУ и тому подобные красоты, увиденные нами в небезопасной близости, вынудили бы водилу свернуть с дороги и драпать Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 по пересеченке, стараясь все же не отклониться от основного маршрута.

Занятый схожими идеями, я, если честно, задремал, а позже и совсем всеполноценно уснул. Поэтому как, подпрыгнув раз и другой на собственном Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 сидение, вскинул голову и с легким недоумением осмотрелся по сторонам, не понимая, где нахожусь. Трасса осталась за спиной. БТР, не щадя своей подвески и наших седалищ, свернул с основного направления на одно из Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 проселочных. Грунтовка, понятное дело, не веселила укатанностью и ровненьким покрытием, и, чтобы не убивать машину, шофер был обязан скорость понизить.

– Владения Штайнера закончились, – счел необходимым просветить меня Ловкач. – Это совсем другая земля. Нас Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 можно поздравить. Побег удался.

Не удостоив бывшего заключенного ответом, я тронул за рукав лейтенанта. Илюхин, напряженно смотревший вперед, оборотился:

– Часа два еще. Там нужно будет тормознуть. И потом – в Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 Лебеди.

Я отодвинул обшлаг рукава с левого запястья и поглядел на часы, снятые мною с 1-го из убитых германских боец. Два часа денька. Город мы покинули кое-где час вспять. Соответственно, эти самые Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 Лебеди находятся километрах в 100 максимум от местности Штайнера. Очень недалекое соседство.


В Лебеди мы прибыли к вечеру. Два часа до точки контроля, которой оказался ничем не приметный участок местности, где дорога Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 изгибалась длинноватой дугой, имея с одной стороны протяженный овраг. Там мы были обязаны затормозить, а Илюхин, выпрыгнув из кузова, достаточно длительно размахивал руками, стараясь привлечь чье-то внимание. Удалось. Из некий складки местности, не просматриваемой Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 нами, вынырнул человек в форме маскировочной раскраски, толкавший впереди себя байк. Оседлав его, мужик приблизился к нам и, установив собственный аппарат на распорки, без излишних слов обнял лейтенанта. Потом старенькые Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 знакомые о кое-чем пошептались, и мотоциклист рванул вперед, указывая нам дорогу.

Засада и дозор в одном лице. В принципе верно. Если у их налажена система оповещения, то таковой подготовительный пост может Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 освободить от огромного количества проблем. А связь можно держать по рации. Наверное кое-где совершенно рядом, в комфортном, отлично замаскированном окопе находится еще парочка бойцов с радиостанцией. А то и с пулеметом. Либо Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 даже с несколькими. Наш БТР, следуя за мотоциклистом, двигался по полуокружности. С одной стороны дороги тянулся овраг. Наружняя же сторона, будучи холмистой и покрытой низкой, плотной растительностью, совершенно подходила для Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 сотворения нескольких отлично замаскированных и действенных огневых точек. Через пару секунд я удостоверился в этом.

Проехав метров 30, мотоциклист высоко поднял руку, привлекая наше внимание, и свернул с дороги на обочину. Наш БТР проследовал за Сергей Лапшин последний довод побежденных - страница 31 ним, до минимума снизив скорость. Вот так. Часть дороги заминирована, что, естественно, лишено смысла, если на этом же месте не устроена засада. Мои гипотезы вероятнее всего оказались правильными.


sentyabrya-30-derevnya-yazikove-simbirskoj-gubernii-12-glava.html
sentyabrya-30-derevnya-yazikove-simbirskoj-gubernii-17-glava.html
sentyabrya-30-derevnya-yazikove-simbirskoj-gubernii-6-glava.html