СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава

— Ангел? Вы правы, государь, и вприбавок ангел, посланный господом богом!

— Друг мой, едем домой, — проговорила г-жа д'Арвиль, измученная напряжением, в каком жила с того времени, как переступила порог этого дома; она ощущала, что силы изменяют ей.

— Едем, — ответил маркиз.

— Клеманс, я нуждаюсь в прощении и жалости!.. — проговорил он СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, выходя на улицу.

— Кто из нас не нуждается в том же? — ответила юная дама со вздохом.

Родольф вышел, глубоко взволнованный этой катастрофической сценой, к которой примешалось много грубого и забавного, этой необычной развязкой загадочной драмы, породившей столько разных страстей.

— Ну как? — спросила г-жа Пипле. — Надеюсь, я хорошо обдурачила этого СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава молокососа? Сейчас он будет держать супругу под стеклянным колпаком... Бедолага... Как же ваша мебель, государь Родольф? Ее так и не привезли.

— Я еще займусь этим делом... Предупредите офицера, что он может спуститься...

— И то правда... Какую он промашку отдал! Выходит, напрасно квартиру нанял... Так ему и нужно... С его паршивыми СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава двенадцатью франками за уборку...

Родольф распростился с привратницей.

— Сейчас, Альфред, настал черед офицера. Ну и посмеюсь же я!

И она поднялась к г-ну Шарлю Роберу и позвонила; он отворил дверь.

— Ваше благородие, — проговорила Анастази и дала ему честь, приложив руку к собственному парику, — я пришла СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, чтоб высвободить вас... Супруг с супругой ушли под ручку перед вашим носом. Не принципиально, зато вы недорого отвертелись... благодаря государю Родольфу; вы должны поставить за него огромную свечку!

— За государя Родольфа? Это тот узкий государь с усами?

— Он самый.

— Что представляет собой этот субъект?

— Субъект! — негодующе воскликнула г-жа Пипле СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава. — Он стоит многих других! Он коммивояжер, живет в нашем доме, у него всего одна комната, и он не сквалыжничает, как другие... Он отдал мне 6 франков за уборку, 6 франков с первого слова... 6 франков не торгуясь!

— Хорошо... хорошо... Вот ваш ключ.

— Нужно ли завтра протопить у вас, ваше благородие?

— Нет!

— А послезавтра СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава?

— Нет! Нет!

— Помните, ваше благородие? Я сходу вас предупредила, что вы не возместите собственных расходов.

Уходя, государь Шарль Робер бросил презрительный взор на привратницу; он никак не мог осознать, каким образом некий коммивояжер по имени Родольф вызнал о его свидании с маркизой д'Арвиль.

В конце крытого прохода он СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава повстречал Хромулю, который шел, припадая на одну ногу.

— А, вот и ты, негодник, — произнесла г-жа Пипле.

— Одноглазая не приходила за мной? – спросил мальчишка, не ответив на воззвание привратницы.

— Сычиха-то? Нет, выродок. Для чего бы она пришла за тобой?

— Как для чего? Чтоб отвезти меня в СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава деревню! — ответил Хромуля, переступая с ноги на ногу у порога привратницкой.

— А твой владелец?

— Отец попросил государя Брадаманти отпустить меня на сегодня... Мы поедем в деревню... в деревню... в деревню... — прогнусавил отпрыск Краснорукого и принялся что-то напевать, барабаня по остекленной двери привратницкой.

— Перестань, лоботряс... не то разобьешь стекло! А СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава вот и извозчик!

— Это Сычиха, — произнес мальчишка, — какое счастье проехаться в экипаже!

По правде, за стеклом кареты на фоне красноватой шторы выделялся носатый землистый профиль одноглазой.

Старуха знаком подозвала Хромулю, и тот подбежал к ней.

Извозчик открыл дверцу, и мальчик влез к Сычихе.

Она была в экипаже не одна СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава.

В далеком углу посиживал некий человек в древнем пальто с меховым воротником, часть его лица была укрыта под черным шелковым колпаком, надвинутым до самых бровей... это был не кто другой, как Умник.

3а его красноватыми веками показывались недвижные, без радужной оболочки, как будто покрытые белилами глаза, из-за которых еще СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава страшнее казалось лицо, стянутое фиолетовыми и безжизненно бледноватыми шрамами.

— Ну же, ложись на ходули моего муженька, будешь греть его, – произнесла одноглазая мальчику, который присел, как пес, меж ней и Умником.

— А сейчас в Букеваль, на херму[72]! Верно я произнес, Сычиха? — спросил извозчик. — Вот узреешь, что я умею править квымагой СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава[73].

— А главное, припандорь свою шкапу[74], — произнес Умник.

— Будь спокоен, чертяка без гляделочек[75], он просто ухандорит[76]до проселицы[77].

— Хочешь, я дам для тебя лекарство[78]? — спросил Умник.

— Какое?

— Дуй шибче мимо шмырников[79]. Тебя полностью могут выяснить, ты ведь длительно был бродягой.

— Буду глядеть в оба, — ответил тот, влезая на козлы.

Мы привели СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава тут этот мерзкий жаргон в подтверждение того, что надуманный извозчик был злодеем, достойным сообщником Умника.

Карета с Умником, Сычихой и Хромулей покинула улицу Тампль.

Два часа спустя, когда уже смеркалось, возница тормознул у развилки, около древесного креста; отсюда букевальская дорога вела меж крутыми склонами на ферму, где СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава под покровительством г-жи Жорж отыскала приют Лилия-Мария.

Глава XXI.

ИДИЛЛИЯ

5 часов пробило в церкви маленького сельца Букеваль; стояла прохладная погода, небо было ясно; солнце, медлительно опускаясь за обнаженными деревьями бугров Экуена, окрашивало в пурпур горизонт и кидало косые бледноватые лучи на необъятные, скованные морозом поля. В каждое время года природа СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава стает пред нами в новеньком и в большинстве случаев чарующем обличии.

Первозданной белизны снег превращает иногда округи в вереницу как будто вылепленных из алебастра пейзажей, искристые контуры которых выступают на -фоне розовато-серого неба.

В наступающих сумерках встречается другой раз запоздалый крестьянин, который торопится домой, или СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава поднимаясь на бугор, или спускаясь в равнину: лошадка его, пальто, шапка — все покрыто инеем; стоит ожесточенный мороз, дует ледяной ветер, приближается черная ночь; но там, меж нагих стволов, приветливо сияют оконца фермы; высочайшая кирпичная труба выбрасывает в небо густой столб дыма, говорящий путешественнику о том, что его ждет огнь, забавно потрескивающий в СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава камине, а на столе — незатейливый ужин; потом, после беседы в домашнем кругу, наступает размеренная ночь в теплой постели, тогда как снаружи свищет ветер, а на разбросанных по равнине фермах лают, перекликаясь, собаки.

Время от времени по утрам иней развешивает на деревьях свои хрустальные гирлянды, сверкающие, как бриллианты, под зимними СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава лучами солнца; мокроватая, тучная земля изрыта длинноватыми бороздами, в каких находят приют рыжие зайцы либо бодро семенящие сероватые куропатки.

То здесь, то там слышится грустное позвякивание колокольчика барана — вожака огромного стада, разбредшегося по травянистым склонам дорог, в то время как пастух в сероватом полосатом плаще посиживает СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава у подножья дерева и, напевая, плетет тростниковую плетенку.

Иногда все вокруг оживает: эхо умножает дальние звуки охотничьего рога и лай стаи собак; испуганная лань выскакивает на опушку, в страхе мчится по равнине и прячется в обратной лесной почаще.

Конский топот и лай приближаются; белоснежные с желтыми подпалинами собаки в свою очередь выбегают СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава из леса, несутся по пашне и земле под паром, принюхиваясь к следам лани. За ними скачут во весь опор наездники в бардовых охотничьих костюмчиках, кликами подбадривая свору. Этот броский вихрь проносится с быстротою молнии; шум равномерно замирает; собаки, лошадки, охотники пропадают вдалеке, в том лесу, где пропала СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава лань.

Опять наступает тишь, и опять безмолвие широких просторов нарушается только монотонной песней пастуха.

Таких пейзажей, таких сельских уголков много в округах селения Букеваль, размещенного, невзирая на свою близость к Парижу, в уединенном месте, куда ведут только проселочные дороги.

Сокрытая летом за деревьями, как гнездо посреди веток, ферма, где отыскала пристанище СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава Певунья, была сейчас видна как на ладошки.

Русло малеханькой, скованной льдом речки походило на серебряную ленту, небережно брошенную посреди еще зеленеющих лугов, где лениво паслись тучные скотины, искоса посматривая на хлев. Завлеченные пришествием вечера, своры голубей попеременно опускались на островерхую крышу голубятни. Через ореховые деревья, которые летом СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава отбрасывают тень на двор и строения фермы, проглядывали сейчас черепичные и соломенные крыши, покрытые бархатистым изумрудным мхом.

Тяжело груженная повозка, запряженная 3-мя приземистыми сытыми лошадьми с пышноватой гривой, голубые хомуты которых были украшены бубенцами и красноватыми шерстяными кисточками, везла на ферму снопы со скирды, стоящей в равнине. Эта массивная повозка СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава въехала через главные ворота во двор, тогда как бессчетное овечье стадо теснилось у 1-го из боковых входов.

Люди и животные, казалось, торопились укрыться от вечернего холода и вкусить сладость отдыха; лошадки забавно ржали при виде конюшни, овцы блеяли, хаотично устремляясь к двери овчарни, пахари кидали голодные взгляды на окна СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава кухни, где готовился ужин, достойный Пантагрюэля.

На ферме царствовал редчайший порядок и поразительная, ласкающая глаз чистота.

По окончании трудового денька плуги, бороны и остальные сельскохозяйственные орудия не были оставлены где попало, с присохшей к ним грязюкой; незапятнанные, не так давно покрашенные либо же нового эталона, они стояли в СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава широком сарае, в нем же возчики аккуратненько складывали лошадиную сбрую. — Двор был чистоплотный, посыпанный песком и обсаженный деревьями; вы не узрели бы тут ни куч навоза, ни луж гниющей воды, которые портят вид наилучших ферм в древних областях Бос и Бри. Птичий двор, обнесенный зеленоватым трельяжем, вмещал всех пернатых жителей СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава фермы, которые ворачивались в него по вечерам через дверцу, выходящую в поля.

Не хотя нагружать читателя новыми подробностями, скажем только, что ферма эта по праву числилась наилучшей в окружении, благодаря установленному в ней порядку, потрясающему ведению хозяйства, высочайшим урожаям, также благополучию и трудолюбию ее бессчетных работников.

Мы объясним ниже СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава причину этого явления, сейчас же подойдем с читателем к сеточной двери птичьего двора, который ни в чем же не уступал остальным помещениям фермы по сельскому изяществу нашестов, курятников и выложенному камнями руслу журчащего прозрачного ручья, кропотливо освобождаемого от льдинок, которые могли бы загромоздить его русло.

В один момент СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава нечто вроде переполоха вышло посреди пернатых жителей птичника: куры, кудахтая, слетели с нашестов, индюки принялись гоготать, цесарки пронзительно заорали, голуби покинули крышу голубятни и опустились, воркуя, на посыпанную песком землю.

Все это оживление было вызвано приходом Лилии-Марии.

Грез и Ватто могли только грезить о таковой прелестной натурщице, если СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава б щеки бедной Певуньи были покруглее и не так бледны; но хотя лицо ее и осунулось, его выражение, вся фигура девицы и изящество позы как и раньше были достойны кисти этих 2-ух величавых живописцев.

Небольшой круглый чепчик обрамлял лоб Лилия-Марии и разбитые на прямой пробор белокурые волосы; по СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава примеру крестьянок парижских окружностей, она повязывала поверх этого чепчика красноватую ситцевую косынку, скрепленную 2-мя булавками на затылке, концы которой падали на ее плечи; то был красочный, роскошный головной убор, которому могли бы позавидовать швейцарки и итальянки.

Шейный платок из белоснежного батиста скрещивался на ее груди под холщовым фартуком; голубий суконный СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава пиджак с узенькими рукавами охватывал ее узкую талию, отлично гармонируя с сероватой бумазейной юбкой в коричневую полоску; белоснежные чулки, мелкие туфельки на толстой подошве и темные сабо заместо галош, увенчанные впереди кожаным квадратом, дополняли этот по-деревенски обычный наряд, которому прирожденное изящество Лилии-Марии присваивало необыкновенную красота.

Приподняв фартук СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, она пригоршнями черпала из него зерна и кормила слетевшихся к ней пернатых.

Хорошенький серебристо-белый голубь с пурпуровым клювом и такими же лапками, более ручной и смелый, чем его сородичи, покружив вокруг Лилии-Марии, сел к ней на плечо.

Женщина, видимо привыкшая к его бесцеремонности, продолжала разбрасывать зерна; потом, немного СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава повернув прелестное лицо и откинув голову, она с ухмылкой приблизила розовые губы к клюву собственного любимчика.

Последние лучи заходящего, солнца кидали золотистый блик на эту идиллическую картину.

Глава XXII.

Волнения

В то время как Певунья занималась хозяйственными делами, г-жа Жорж и аббат Лапорт, настоятель церкви села СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава Букеваль, посиживали в малеханькой гостиной фермы и дискутировали о Лилии-Марии: тема эта постоянно заинтересовывала их обоих.

Престарелый священник вдумчиво, сконцентрированно опустил голову на грудь и, опершись локтями на колени, механично протянул свои дрожащие руки к огню камина.

Госпожа Жорж что-то шила и временами посматривала на аббата, как будто ждя от СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава него ответа.

— Да, боярыня, нужно предупредить государя Родольфа; если он расспросит Марию, она, возможно, откроет ему то, что прячет от нас... ведь она так благодарна собственному благодетелю.

— В таком случае, чаше преподобие, я сейчас же отправлю письмо на аллейку Вдов по адресу, который он отдал мне...

— Бедная девченка! — продолжал СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава аббат. — Какое горе подтачивает ее? Чего ей не хватает для счастья в Букевале?

— Ничто не может развеять ее грусть, ваше преподобие... даже то усердие, с каким она обучается...

— Она и по правде сделала поразительные успехи с того времени, как мы увлечены ее воспитанием.

— Не правда ли? Она научилась СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава свободно читать и писать и так усвоила математику, что ведет вкупе со мной приходо-расходные книжки! И милая девченка так старательно помогает мне по хозяйству, что это глубоко трогает меня. Не переутомляется ли бедняжка вопреки моим просьбам? Ее здоровье волнует меня.

— К счастью, врач-негр успокоил нас по поводу маленького СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава кашля, которым она мачалась. От него не осталось и следа.

— Какой расчудесный человек этот доктор! Он так отлично относится к ней; вобщем, у нас все обожают, уважают ее. И это логично! Благодаря собственному возвышенному и широкому взору на жизнь государь Родольф подобрал для этой фермы наилучших местных работников. Но СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава даже самые грубые и флегмантичные из их подпали под притягательность ангельской кротости Марии, той милой и застенчивой манеры держать себя, с которой она как будто молит о милосердии. Злосчастная девченка! Можно пошевелить мозгами, что она одна во всем повинна!

После недолгого раздумья аббат спросил г-жу Жорж СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава:

— Не вы ли гласили мне, что Мария погрузилась в печаль после денька всех святых, когда тут побывала госпожа Дюбрей из Арнувиля, фермы его высочества барона де Люсене?

— Да, мне так показалось, ваше преподобие, и, но, госпожа Дюбрей, и в особенности ее дочь Клара, эталон невинности и доброты, не остались СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава флегмантичны к очарованию Марии; обе они показали к ней самое сердечное внимание; вы понимаете, что по воскресеньям наши друзья из Арнувиля приезжают к нам либо мы едем к ним. Итак вот, можно поразмыслить, что каждое такое посещение наращивает грусть нашей милой девченки, хотя Клара успела полюбить ее как сестру.

— Право СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, госпожа Жорж, здесь кроется какая-то потаенна. Какова причина потаенного горя Марии? Она должна бы ощущать себя полностью счастливой! Меж ее теперешней и прежней жизнью лежит такая же пропасть, как меж раем и адом. И совместно с тем ее нельзя упрекнуть в неблагодарности.

— Неблагодарности? Величавый боже!.. Она так от всей СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава души признательна нам за наши заботы! В ней столько деликатности! Бедная крошка делает все вероятное, чтоб отплатить за наши заботы о ней! Разве она не возмещает своими услугами получаемое у нас радушие? И это еще не все: кроме воскресных дней, когда, по моему настоянию, Мария одевается понаряднее, чтоб СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава аккомпанировать меня в церковь, она носит такое же грубое платьице, как деревенские девицы, и, невзирая на это, в ней столько прирожденного благородства, изящества, что она прелестна даже в этом наряде, не правда ли, ваше преподобие?

— Ах, сколько в вас материнской гордости! — увидел с ухмылкой престарелый священник.

При этих СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава словах глаза г-жи Жорж заполнились слезами: она помыслила о собственном отпрыску.

Аббат додумался о причине ее волнения.

— Мужайтесь! — произнес он. — Господь послал вам эту бедную девченку, чтоб посодействовать дождаться свидания с отпрыском. Не считая того, священные узы свяжут вас скоро с Марией: если крестная мама верно осознает свою цель, она СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава становится вроде бы родной мамой. Что до государя Родольфа, то он вдохнул в нее душу, вытащив ее из всей этой грязищи... И заблаговременно выполнил свою обязанность крестного отца.

— Считаете ли вы ее довольно приготовленной, чтоб приобщиться святых загадок, ведь эта обездоленная девченка, наверняка, никогда не причащалась.

— Скоро она СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава проводит меня домой, и я сообщу ей, что это таинство, возможно, состоится недели через две.

— Может быть, ваше преподобие, вы скоро совершите и другое таинство, таинство, внушающее надежду на счастье?..

— Что вы имеете в виду?

— Если Марию полюбят так, как она того заслуживает, и она сама отличит какого-либо СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава неплохого хорошего человека, почему бы ей не выйти замуж?

Аббат грустно покачал головой.

— Выдать ее замуж! Задумайтесь, госпожа Жорж, во имя правды, чести придется все сказать суженому Марии... И невзирая на ваше и мое ручательство, какой мужик пренебрежет прошедшим, запятнавшим молодость этой бедной девченки! Никто не захотит взять ее в СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава супруги.

— Но государь Родольф — человек щедрый! Он сделает для собственной протеже еще более того, что уже сделал... Приданое...

— Как досадно бы это не звучало! — произнес священник, прерывая г-жу Жорж. — Горе Марии, если на ней женятся из суждений корысти! Она будет обречена на самую тяжкую долю; беспощадные СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава упреки скоро последуют за таким браком.

— Вы правы, ее ждет тяжкая толика! Боже мой, какое злосчастное будущее уготовано ей!

— Ей придется искупить тягчайшие грехи, — серьезно проговорил аббат.

— Задумайтесь, ваше преподобие, ведь она была брошена в детстве без средств к существованию, без поддержки, без понятия о добре и зле... Потом ее против СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава воли увлекли на путь порока. Какая женщина не сбилась бы с пути на ее месте?

— Заложенное в человеке нравственное чувство должно было поддержать, просветить ее; вобщем, она и не пробовала избежать этой ужасной участи. Разве в Париже нет сердобольных людей?

— Естественно, их можно отыскать, но как и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава где их находить? До того как вы отыщете хорошего человека, сколько придется повстречать равнодушия, отказов! А ведь Мария нуждалась не в милостыне, а в неизменной поддержке, которая посодействовала бы ей честно зарабатывать для себя на жизнь... Многие мамы, возможно, сжалились бы над ней, но не так просто обрести СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава такую даму. Уж поверьте мне: я знаю, что такое бедность... Счастливый случай вроде того, который, как досадно бы это не звучало, свел очень поздно Марию с государем Родольфом, изредка встречается; горемыки практически всегда наталкиваются на твердый отказ; они задумываются, что жалости нету на белоснежном свете, и, мучимые голодом... неумолимым голодом, нередко СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава отыскивают в пороке те средства существования, в каких им отказывают люди.

Здесь в гостиную вошла Певунья.

— Откуда вы, детка? — нежно спросила г-жа Жорж.

— Сначала я закрыла двери птичьего двора, а позже произвела осмотр фруктовый сад. Все плоды отлично сохранились, за немногим исключением, попорченные я сняла.

— Почему вы не СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава попросили Клодину сделать это заместо вас, Мария? Вы, наверное, переутомились.

— Нет, нет, боярыня, мне очень нравится в моем саду: там отлично пахнет зрелыми плодами.

— Вы обязательно должны оглядеть фруктовый сад Марии, ваше преподобие! Тяжело для себя представить, как отлично, с каким вкусом она ухаживает за ним. Гирлянды вьющегося винограда СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава свисают меж плодовыми деревьями, которые украшены понизу бордюрами изумрудного мха.

— О, ваше преподобие, я уверена, что сад вам понравится, — наивно произнесла Певунья. — Вы увидите, как живописно смотрится мох рядом с ярко-красными яблоками и золотистыми грушами. А в особенности неплохи маленькие яблоки! То розовые, то белоснежные, они походят СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава посреди зелени на головки херувимов, — прибавила женщина с экстазом художника, удовлетворенного своим произведением.

Священник с ухмылкой посмотрел на г-жу Жорж и, обратясь к Марии, проговорил:

— Я уже любовался молочным хозяйством, которым вы руководите, дитя мое; самая требовательная фермерша позавидовала бы его примерному порядку. А на деньках зайду полюбоваться вашим СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава фруктовым садом, красноватыми яблоками и золотистыми грушами и, главное, хорошими яблочками-херувимами. Но солнце только-только село, вы чуть успеете проводить меня до дому и возвратиться до пришествия мглы. Возьмите свою накидку, и идемте быстрее, дитя мое... Но как я не пошевелил мозгами об этом: на дворе очень СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава холодно; оставайтесь лучше дома, кто-либо из работников проводит меня.

— Что вы, ваше преподобие, вы очень огорчите ее, — произнесла г-жа Жорж. — Она так любит провожать вас по вечерам.

— Ваше преподобие, — присовокупила Певунья, неуверенно поднимая на священника свои огромные голубые глаза, — я подумаю, что вы недовольны мной, если не разрешите проводить СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава вас, как обычно.

— Я? Мое милое дитя! В таком случае поскорей одевайтесь, да как можно теплее.

Мария здесь же надела накидку с капюшоном из толстой кремовой шерсти, отороченную темной бархатной лентой, и предложила священнику опереться на ее руку.

— К счастью, — молвил последний, — от фермы до моего СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава дома неподалеку, ну и место тут неопасное.

— Его преподобие мало задержался у нас сейчас, — произнесла г-жа Жорж. — Не желаете ли, Мария, чтоб кто-либо из работников проводил вас?

— Меня сочтут трусихой, – ответила Мария, улыбаясь. — Спасибо, боярыня, но никого не стоит беспокоить из-за меня. Отсюда до дома его СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава преподобия четверть часа пути, и я вернусь до пришествия ночи.

— Я не стану уговаривать вас: слава богу, мы никогда не слышали тут о бродягах.

— В неприятном случае я не согласился бы, чтоб эта милая женщина провожала меня до дому.

И аббат покинул ферму, оперевшись на руку Лилии-Марии, которая старалась приноровить СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава собственный легкий шаг к неспешной и тяжеленной поступи старца.

Скоро священник и Мария дошли до той впадины, где спрятались Умник, Сычиха и Хромуля.

Часть III

Глава I.

ЗАСАДА

Церковь и дом священника Букеваля стояли в каштановой роще на склоне холмика, откуда была видна вся деревня. Лилия-Мария и аббат шли по зигзагообразной СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава тропинке, которая вела к приходскому дому, пересекая глубокую овражную дорогу, прорезавшую бугор на искосок. Сычиха, Умник и хромой Хромуля затаились за поворотом дороги и оттуда узрели, как священник и Лилия-Мария спустились в дорожную впадину и выкарабкались на обратной стороне по крутому откосу. Капюшон плаща скрывал лицо СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава юной девицы, и кривая Сычиха не выяснила свою бывшую жертву.

— Тихо, компаньон, — произнесла старуха Умнику. — Девчонка и боров в сутане перелезли через ров. Это наверное она, если веровать приметам, которые нам отдал высочайший человек в трауре: одежка деревенская, рост средний, юбка в коричневую полоску, плащ шерстяной с темной СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава оторочкой. В таком наряде она провожает борова каждый денек до его конуры, а ворачивается одна. Когда она на данный момент пойдет вспять, нужно поруха на нее там, в конце тропинки, схватить и отнести в карету.

— А если она заорет, позовет на помощь? — сделал возражение Умник. — Ее услышат на ферме СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, так как вы произнесли, что отсюда видны дома. Вы-то их видите... не то что я, — добавил он своим гнусавым голосом.

— Естественно, отсюда видна вся ферма, она совершенно близко, — подтвердил Хромуля. — Я только-только взобрался на откос, полз на животике. И слышал, как возчик говорил со своими лошадьми там понизу СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, на дворе...

— Тогда нужно сделать вот что, — подумав минутку, опять заговорил Умник. — Ты, Хромуля, пойдешь сторожить к началу тропинки. Когда узреешь издалече эту малышку, ковыляй ей навстречу и ори, что ты отпрыск бедной старухи, что она упала в придорожный ров и не может встать и просит о помощи СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава.

— Сообразила тебя, лукавец... Бедной старухой будет твоя Сычиха. Здорово выдумано! Мой красавец всегда был владыкой взломщиков. Ну а что Мне делать позже?

— Ты заляжешь в придорожном рву, как можно поближе к тому месту, где ожидает Крючок с фиакром. Я спрячусь вблизи. Когда Хромуля доведет малышку до середины дороги, перестань СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава хныкать и бросайся на нее: одной рукою за горлышко, а другой — зажми рот, чтоб не выла.

— Понятно, лукавец. Как с той девицей на канале Сен-Мартен, у которой мы взяли «чернушку»[80]из-под мышки, а позже выслали купаться. Тот же фокус, не так ли?

— Да, тот... Ты будешь держать девчонку, чтоб СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава не вырвалась, а Хромуля сбегает за мной. Втроем мы запакуем ее в тот плащ, донесем до фиакра Крючка, а позже — вперед, на Сен-Дени, где нас ожидает человек в трауре.

— Здорово задумано, не придерешься! Послушай, лукавец, да для тебя нет равных! Если б я могла, я бы устроила в СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава честь твоей башки фейерверк, разукрасила бы ее разноцветным стеклярусом и выслала в дар святому Шарло, покровителю всех висельников[81]. Ты слышишь меня, сопляк? — обратилась она к Хромуле. — Если хочешь стать реальным ловкачом, бери пример с моего башковитого муженька. Вот это человек! — добавила Сычиха с гордостью. — Кстати, — продолжала она, обращаясь к Умнику СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава. — Ты должен знать: Крючок трясется от испуга за свою дурацкую голову.

— Это еще почему?

— Он не так давно в стычке пришил супруга одной молодицы, который каждое утро приезжал на малеханькой телеге, запряженной осликом, и продавал молоко на углу Старосуконной рядом с этой обжираловкой, «Белым кроликом».

Отпрыск Краснорукого СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава не осознавал воровского жаргона и прислушивался к словам Сычихи с любопытством и недоумением.

— Для тебя, я вижу, охото знать, о чем мы говорим, сопляк, не так ли?

— Черт возьми, естественно!

— Если будешь умницей, я научу тебя жаргону. Ты уже не небольшой, и это может для тебя понадобиться. Ну как, доволен СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, миленочек?

— Еще бы не доволен! Ведь я желаю остаться с вами, а не ворачиваться к старенькому тупице толочь его снадобья и чистить его клячу. Если б я только знал, где он прячет «крысомор для людей», я бы подсыпал ему в суп, чтоб он не заставлял меня таскаться СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава с ним по всем дорогам.

Сычиха расхохоталась и проговорила, привлекая к для себя Хромулю:

— Иди ко мне, поцелуй скорей мамочку, красота моя! Какой ты забавник... Но откуда ты знаешь, что у твоего владельца есть «крысомор для людей»?

— Откуда? Да я сам слышал в один прекрасный момент, как он гласил СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава об этом. Меня он не лицезрел, так как я спрятался в черном чулане, где он держит свои бутылки, всякие стальные штучки и толчет свои снадобья в малеханьких ступках...

— О чем все-таки он гласил? Что ты слышал? — настаивала Сычиха.

— Он дал порошок в пакетике одному государю и произнес: «Кто воспримет три СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава дозы этого порошка, заснет нескончаемым сном под землей, и никто не выяснит отчего и почему, так как не остается никаких следов...»

— А кто был этот государь? — спросил Умник.

— Юный, прекрасный, с темными усами и ласковым лицом, как у девицы... Он пришел снова, но сейчас, когда он ушел СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава, я отправился следом за ним по приказу моего владельца Брадаманти, чтоб выяснить, где его «гнездо». Этот прекрасный государь вошел в обеспеченный дом на улице Шайо. Мой владелец отдал приказ мне: «Куда бы он ни пошел, следуй за ним и ожидай у дверей. Если он выйдет опять, следуй за ним и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава так до того времени, пока он не остается в последнем доме. Это будет означать, что там он и живет. Итак вот, почетный мой Хромуля, пошевели своими кривулями и выясни его имя, а не то я для тебя так выкручу уши, что они станут похожи на твои кривули!»

— А что СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава далее?

— А далее я пошевелил своими кривулями и вызнал имя юного государя.

— Как ты его вызнал? — спросил Умник.

— До боли просто, я ведь не дурачина! Вошел в подъезд того дома на улице Шайо, откуда государь все не выходил, и совладал у швейцара, этакого напудренного, в коричневой ливрее с желтоватым СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава воротником и серебряными галунами.

«Добрый государь, — говорю я ему, — я пришел получить 100 су, которые ваш владелец обещал мне, за то что я отыскал и возвратил ему его потерявшуюся собачку, такую небольшую, черную, по кличке Тявкалка, ведь это он вошел сюда, таковой темноволосый, с темными усами, в сероватом рединготе и светлосиних СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава штанах, он мне сам произнес, что живет на улице Шайо в доме одиннадцать и зовут его Дюпон». — «Господин, о котором ты говоришь, — отвечает мне прислужник, — мой владелец, и зовут его виконт де Сен-Реми, и тут нет никакой другой собачонки, не считая тебя, плохой мальчик, так что убирайся отсюда, пока СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава я тебя не вздул за то, что ты пробовал выманить у меня 100 су!» И здесь он меня так пнул, что я вылетел на улицу. Но это уж не принципиально, — продолжал философски Хромуля. — Главное, я вызнал имя прекрасного государя с темными усами, который приходил к моему владельцу СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава за «крысомором для людей». Его звали виконт де Сен-Реми, да, да, Сен-Реми, Сен-Реми, — пропел, по собственному обыкновению, отпрыск Краснорукого.

— Ох, да я его просто съесть готова, этого малеханького певуна! — воскрикнула Сычиха, обнимая Хромулю. — Каковой лукавец, а? Послушай, хочешь, я буду твоей мамой, ты это заслужил!

Эти слова СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава произвели на хромого урода странноватое воспоминание: его хитрецкая, злая и недоверчивая рожица вдруг сделалась печальной; похоже, он принял серьезно эти материнские нежности Сычихи.

— И я вас тоже очень люблю, — ответил он. — Так как вы поцеловали меня в тот 1-ый денек, когда пришли за мной в «Кровоточащее сердце», к СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 5 глава моему папе... После погибели мамы только вы приголубили меня, а все другие лупят меня и гонят, как паршивую собачонку, все в мире, даже привратница, матушка Пипле.


sergej-eroshenko-v-priangare-neobhodimo-isklyuchit-postavku-uglya-cherez-posrednikov-i-razrabotat-edinuyu-sistemu-snabzheniya-municipalitetov-toplivom.html
sergej-filimonov-poruchil-usilit-profilaktiku-lesnih-pozharov-internet-resurs-mediaryazanru-30072012.html
sergej-gennadevich-kosareckij-referat-obem-209-str-93-istochnika.html