СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава

Хохотушка покидала свою комнатку только по воскресеньям, да еще каждый денек по утрам, на минуту, только чтоб приобрести чуть-чуть хлеба, молока и проса, — себе и собственных 2-ух птичек, как гласила г-жа Пипле; но она жила в Париже ради Парижа. И пришла бы в отчаяние, если б ей пришлось покинуть СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава столицу.

И еще была в ней одна странность; невзирая на любовь к парижским утехам, невзирая на полную свободу либо, точнее, полное отсутствие опеки, Хохотушка была одна-одинешенька... Невзирая на сказочную бережливость в расходах, которую ей приходилось проявлять, чтоб жить приблизительно на 30 су в денек, невзирая на свою самую особенную, самую СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава озорную и самую прелестную в мире мордочку, Хохотушка выбирала собственных возлюбленных — мы не станем именовать их хахалями, и будущее покажет правоту г-жи Пипле, которая утверждала, что все намеки соседей гризетки менее чем инсинуация и сплетни, — итак вот, Хохотушка выбирала собственных возлюбленных только из собственной среды, другими СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава словами посреди собственных соседей, и это равенство перед домовладельцем было для нее решающим.

Один обеспеченный и именитый живописец, так сказать современный Рафаэль, наставник нашего Кабриоиа, увидел в один прекрасный момент портрет Хохотушки с натуры, где она была никак не прикрашена. Пораженный красотой юной девицы, мэтр упрекнул юного художника СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава в том, что тот поэтизировал, так сказать, идеализировал свою натурщицу.

Но Кабрион, гордясь собственной прелестной соседкой, предложил собственному учителю на пари показать ее как «предмет искусства» на одном из воскресных балов в Эрмитаже. Очарованный озорной грацией Хохотушки, «Рафаэль» на этом балу сделал все, чтоб оттеснить Кабриона. Нашей гризетке посыпались самые СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава соблазнительные, самые щедрые предложения, но она геройски отвергла их все, а на последующее воскресенье расслабленно и забавно приняла приглашение собственного умеренного соседа поужинать совместно в «Меридьян» — кабаре на бульваре Тампль, — а позже посидеть с ним на галерке в театрике Ла Гетэ либо Амбигю.

Подобные интимные связи могли бы скомпрометировать Хохотушку СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава и вынудить усомниться в ее добродетели.

Не станем разъясняться по этому поводу, но заметим пока, что есть потаенны и пучины, к которым следует приближаться очень осторожно.

Еще несколько слов о нашей гризетке, и мы введем ее соседа Родольфа в ее комнату.

Хохотушке чуть исполнилось восемнадцать; она была среднего роста, пожалуй СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, даже чуток ниже среднего, но фигура у нее была такая роскошная, такая стройная и гордая, с такими соблазнительными округлостями, что при ее легкой и быстрой походке она казалась совершенством. Немножко прибавить, немножко убавить, и она бы все растеряла, так совершенным был весь ее грациозный вид.

У СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава нее были мелкие ножки, и она всегда носила идеальные ботиночки из темного казимира с низким каблучком; от этого ее стремительная, задористая и в то же время сдержанная походка напоминала перепелку либо трясогузку; казалось, что она не идет, а только немного касается мостовой, стремительно скользит над ее поверхностью.

Эту особую походку гризетки, резвую СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, завлекающую и как бы испуганную, пожалуй, можно разъяснить 3-мя причинами:

им охото нравиться;

им не охото, чтоб им выражали восхищение... очень откровенно;

у их очень не много времени, чтоб терять его, когда они торопятся по своим делам.

Родольф лицезрел Хохотушку исключительно в полумраке мансарды Мореля либо СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава на настолько же мрачной лестнице, а поэтому был просто ослеплен замечательной свежестью девицы, когда тихонько вошел в комнату, залитую светом 2-ух огромных окон с квадратами переплетов. На мгновение он застыл, пораженный прелестной картиной, представшей его очам.

— Стоя перед зеркалом, поставленным на камине, Хохотушка завязывала под подбородком ленты чепчика из вышитого тюля СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, обрамленного цветочками вишневого цвета; этот чепчик, посаженный очень плотно и сдвинутый практически на затылок, открывал два густых и сверкающих, темных как смоль завитка, практически закрывавших лоб; ее тонкие, разлетистые брови, как будто нарисованные тушью, закруглялись над большущими темными очами, блестящими и озорными; на упругих и полных щечках играл свежайший румянец СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, таковой свежайший, чего хотелось притронуться, как к румяному персику, еще холодному от утренней росы.

Ее небольшой носик, чуток вздернутый, озорной и чуть- чуток наглый, мог бы принести целое состояние какой-либо Лизетте либо Мартон; рот казался мало широковатым, но розовые, мокроватые губки, жемчужно-белые ровненькие зубки и радостная СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, саркастическая ухмылка заставляла обо всем забывать. Три обворожительные ямочки присваивали ее лицу дерзкую привлекательность: две на щеках, а 3-я — на подбородке, чуток ниже темной родинки, замершей как неотразимая мушка в углу ее рта.

Меж вышитым обширно открытым воротом платьица и нижним краем чепчика, окантованного вишневой лентой, показывалась грациозная шея; густые СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава волосы над ней были так аккуратненько и туго подобраны, что корешки их казались точками китайской туши на слоновой кости.

Шерстяное платьице цвета коринфского винограда, с облегающей спинкой и обуженными рукавами, — Хохотушка любовно сшила его своими руками! — посиживало на ней как влитое и свидетельствовало, что женщина никогда не носила корсета СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава... из экономии. Упругость и необыкновенная естественность в каждом повороте ее плеч и стана, напоминавшие мягенькие движения кошки, выдавали ее секрет.

Представьте для себя такое платьице, плотно облегающее округленные и полированные формы мраморной статуэтки, и поймете, Почему Хохотушка обходилась без вышеупомянутой принадлежности дамского туалета. Заместо корсета небольшой фартучек из зеленого СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава левантина облегал ее талию, которую можно было окутать 2-мя ладонями.

Полагая, что она одна, — ибо Родольф как и раньше неприметно и бездвижно стоял у дверей, — Хохотушка пригладила локоны на лбу ладонью собственной белоснежной, малеханькой и ухоженной руки, поставила ножку на стул и наклонилась, чтоб затянуть шнурки полусапожка. Этот СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава интимный жест невольно показал нескромному Родольфу край белого чулка и стройную ножку идеальной и незапятанной полосы.

После чего настолько подробного рассказа о туалете Хохотушки читатель просто усвоит, что она сейчас избрала собственный самый прекрасный чепчик и самый прекрасный передничек, чтоб сделать честь собственному другу на прогулке по бульвару СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава Тампль.

Ей пришелся по нраву милый коммивояжер, ей очень нравилось его лицо, такое благодушное и в то же время гордое и смелое. И к тому же он выказал такую доброту к Морелям, благородно уступив им свою комнату! И благодаря этому благородству, а может быть, и благодаря собственной приятной наружности Родольф СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, сам того не ведая, сходу захватил доверие малеханькой портнишки.

А та, пораздумав удобно о принужденной интимности и обоюдных обязательствах настолько близкого соседства, от всей души решила, что ей просто подфартило, так как таковой сосед, как Родольф, занял место коммивояжера, Кабриона и Франсуа Жермена. К тому же ей казалось, что соседняя СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава комната очень длительно оставалась пустой, а она страшилась, что в ней поселится не очень предпочтительный постоялец.

Пользуясь тем, что его не лицезреют, Родольф с любопытством оглядел комнатку, которая показалась ему выше всех похвал мамы Пипле, объяснявших эти плюсы только необыкновенной чистоплотностью умеренной портнихи.

Тяжело представить что-либо более радостное СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава и ухоженное, чем эта бедная комнатушка.

Стенки были оклеены серыми обоями с зеленоватыми букетами; половицы сочного красноватого цвета сверкали как зеркало. В камине стояла белоснежная фаянсовая печурка, по краям которой симметрично лежали стопки дров, таких тонких и коротких, что их можно было без особенного преувеличения сопоставить СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава с большенными спичками.

Полку камина, имитацию сероватого мрамора, декорировали две дешевые вазы радостного изумрудного цвета: с начала весны в их всегда стояли самые обыкновенные, но благоуханные цветочки; и мелкие часы в позолоченном футляре с серебряным циферблатом заместо массивных напольных часов с маятником. Там же стоял с одной стороны медный канделябр СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава с огарком свечки, сверкавший, как золотой, а с другой стороны — такая же начищенная до блеска лампа, цилиндр с медным рефлектором на металлической ножке и на свинцовом основании. Достаточно огромное квадратное зеркало в раме из темного дерева висело над камином.

Ситцевые занавески серо-зеленого цвета были обшиты шерстяной бахромой; их выкроила СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, сшила и отделала сама Хохотушка. И она же развесила их на легких рейках из почерненного железа на окнах и вокруг кровати с таким же покрывалом. Два остекленных шкафчика белоснежного цвета стояли по краям алькова; наверняка, в их была всякая хозяйственная утварь — переносная печурка, посуда, умывальник, веник и прочее и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава тому схожее, — ибо ни один из этих предметов не нарушал кокетливого стиля малеханькой комнаты.

Отполированный до блеска комод орехового дерева с прекрасными прожилками, четыре стула такого же дерева, большой десктоп для глажки и раскройки, покрытый кусочком зеленоватого сукна, какое еще можно отыскать где-нибудь в деревенском доме, соломенное кресло с СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава таким же табуретом, на котором обычно посиживала портниха за шитьем, — вот и вся умеренная обстановка комнаты.

И в конце концов, в амбразуре 1-го из окон стояла клеточка с 2-мя чижиками, верными друзьями и нахлебниками Хохотушки.

С изобретательностью, характерной только беднякам, Хохотушка расположила эту клеточку в большой древесный СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава ящик глубиною с третья часть метра на особенной подставке, а вокруг нее насыпала земли и именовала это садом чижей; зимой его выстилал мох, а весной Хохотушка засевала его травой и ранешними цветочками.

Родольф рассматривал этот небольшой мирок с энтузиазмом и любопытством; сейчас он отлично осознавал неунывающий нрав его хозяйки.

Он СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава представлял для себя, как она посиживает тут и шьет, беспечно распевая совместно со своими чижами; летом она наверное работала около окна, наполовину затененного зеленоватой заавесью розового ароматного горошка, оранжевых настурций и голубых и белоснежных вьюнков; а зимой — рядом с малеханькой печью при мягеньком свете собственной лампы.

По воскресеньям СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава она отвлекалась от трудовых будней, вознаграждая себя безудержным весельем и удовольствиями вкупе с каким-либо молодым соседом, таким же радостным, влюбленным и беспечным, как она... (В то время у Родольфа не было никаких обстоятельств веровать в добродетель юной гризетки).

А в пн она вновь принималась за работу, вспоминая об СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава наслаждениях прошедшего денька, мечтая о будущих. Родольф на данный момент ощутил в особенности остро всю красота этих простых куплетов о Лизетте-простушке и ее комнатушке, о сумасшедших и беспечных страстях, которые пылают на бедных мансардах, ибо эта поэзия приукрашала все и превращала ничтожный чердак в радостное гнездышко влюбленных, где смеялась СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава и радовалась зеленоватая и свежайшая молодость... И никто не мог представить для себя лучше Родольфа эту обворожительную богиню.

Родольф был весь во власти этих слащавых раздумий, когда взор его невольно тормознул на двери и он вдруг увидел большой засов...

Таковой засов полностью подошел бы к дверям кутузки СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава...

Этот засов принудил его задуматься.

Он имел двойное значение и мог служить.двум различным целям:

закрывать дверь от влюбленных...

закрывать дверь за влюбленными.

Одна из этих целей на сто процентов опровергала домыслы г-жи Пипле.

Другая их подтверждала.

Родольф мучительно пробовал разгадать эту загадку, когда Хохотушка повернула голову, увидела его и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, не меняя позы, воскрикнула:

— Смотри-ка, сосед, вы уже тут?

Глава III.

СОСЕД И СОСЕДКА

Полусапожок был зашнурован, и очаровательная ножка пропала под пышноватым подолом юбки цвета коринфского винограда.

— И издавна вы тут, государь соглядатай?

— Не очень... Я любовался молчком.

— Чем все-таки вы любовались, сосед мой?

— Этой прелестной малеханькой комнаткой СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава... Вы устроились тут как принцесса, соседушка!

— Черт возьми, я могу для себя позволить хоть эту роскошь. Ведь я практически не выхожу, так пусть хотя тут будет отлично.....

— Я просто опамятоваться не могу! Какие милые занавески... И этот комод, как будто из красноватого дерева... Вам, наверняка, все СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава это безрассудно недешево стоило?

— И не гласите. У меня было четыреста 20 5 франков, когда я вышла из кутузки... Практически все ушло на эту комнатушку...

— Вышли из кутузки? Вы?

— О, это целая история! Вы, надеюсь, не думаете, что я попала в кутузку за какое-то грех?

— Но как это случилось?

— После холеры я СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава осталась на свете совершенно одна. Мне было тогда лет 10...

— Но ранее кто-то хлопотал о вас?

— Да, хлопотали добрые люди, но всех унесла холера... — Огромные темные глаза Хохотушки увлажнились. — То малое, что у их осталось, продали, чтоб уплатить какие-то маленькие долги, и я осталась одна, и никто не желал СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава меня принять. Я не знала, что делать, и пошла в караульную, которая была напротив дома, и, произнесла часовому: «Господин боец, мои предки погибли, я не знаю, куда мне идти, что мне делать, скажите!» Здесь появился офицер и отдал приказ отвести меня к полицейскому комиссару. А комиссар выслал СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава меня в кутузку за бродяжничество, и я вышла оттуда уже шестнадцати лет.

— Но ваши предки?

— Я не знаю, кто был моим папой. Мне было 6 лет, когда я растеряла мама, которая взяла меня из сиротского приюта, куда ей пришлось поначалу меня дать. Добрые люди, о которых я вам гласила, жили в нашем СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава доме. У их не было деток. Когда я осталась сиротой, они меня взяли к для себя.

— А кто они были, эти люди? Чем занимались?

— Папа Пету, — я так его называла, — был маляром, а его супруга — вышивальщицей.

— Они, по последней мере, не вытерпели нужды?

— Как и во СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава всех рабочих семьях. Я говорю «семья», хотя они и не были женаты, но они называли друг дружку супругом и супругой. Итак вот, бывало по-всякому, и отлично и худо. Когда была работа, мы ни в чем же не нуждались, когда ее не было — бедствовали. Но это не мешало супругам никогда не СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава огорчаться и глядеть на жизнь забавно.

При всем этом воспоминании лицо Хохотушки прояснело.

— Во всем квартале не было 2-ой таковой пары: всегда они были бодры, всегда распевали, а таких хороших людей я еще не лицезрела: все, что было у их, принадлежало всем. Госпожа Пету была неунывающая пышка лет 30, чистюля и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава егоза, всегда подвижная и радостная, как зяблик. Ее супруг был вторым Морде Бонтамом: большой нос, большой рот, на голове всегда шапочка из бумаги, и такое забавное лицо, такое уморительное, что на него нельзя было глядеть без хохота. Всякий раз, ворачиваясь домой после работы, он принимался орать, петь СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, танцевать и строить морды, — как мальчик. Он заставлял меня плясать, подбрасывал на колене; он играл со мной, как будто мы были 1-го возраста, а его супруга всячески баловала меня и почитала это за счастье. Оба желали от меня только 1-го: чтоб я была в неплохом настроении, но веселья мне, слава богу СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, было не занимать. Потому они и окрестили меня Хохотушкой, и так это имя за мной и осталось. Они сами подавали мне пример: всегда были веселы. Я никогда не лицезрела их печальными. Если они и ссорились, то супруга гласила: «Послушай, Пету, это, тупо, но ты так смешон, так смешон!» Либо СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава он гласил собственной супруге: «Послушай, Рамонетта (не знаю, почему он называл ее Рамонеттой?), умолкни, прошу тебя, не то я умру от хохота!..» И я хохотала, смотря, как они смеются... Вот так они меня воспитывали, таковой дали нрав... Надеюсь, я их не околпачила!

— Нисколечко, соседушка! Означает, они никогда не ссорились СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава?

— Никогда, никогда!.. По воскресеньям, а время от времени в пн либо в четверг они устраивали, как они гласили, гулянье и всегда брали меня с собой. Папа Пету был очень неплохим мастером: когда он желал, он зарабатывал столько, сколько ему было, необходимо и его супруге тоже. Когда у их СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава было на что погулять в воскресенье и пн, они были довольны и рады, а другие деньки недели можно прожить и

кое-как! И даже если работы не было, они не унывали... Я вспоминаю, когда мы посиживали на хлебе и воде, папа Пету обычно брал из собственной библиотеки...

— У вас была СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава библиотека?

— Он называл так небольшой ящичек, куда складывал сборники новых песен... Он брал их и все знал назубок. Итак вот, когда в доме не было хлеба, он брал из собственной библиотеки старенькую поваренную книжку и гласил нам: «А ну-ка поглядим, что у нас сейчас на обед СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава? Что избираем? Вот это либо это?..» И он нам читал наименования самых смачных блюд. Каждый выбирал по собственному вкусу. Тогда папа Пету брал пустую кастрюлю и с потешными ужимками и шуточками делал вид, как будто кладет в кастрюлю все, что необходимо для наивкуснейшего рагу. А позже он делал вид, как будто СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава выкладывал рагу на пустое блюдо и подавал его на стол с такими потешными гримасами, что мы держались за бока. Позже он опять брал поваренную книжку и читал нам, например, рецепт фрикасе из курицы, которое мы избрали; у нас просто, слюнки текли, и под это чтение мы ели собственный хлеб СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, хохоча как безумные.

— И у этой развеселой семейки были долги?

— Никогда! Когда были средства, мы гуляли, когда средств не было, обедали «вприглядку», как гласил папа Пету. — Разве они не задумывались о будущем?

— Задумывались, естественно. Но для нас будущее это было новым воскресеньем и понедельником. Летом мы их проводили у СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава городских ворот, зимой — в предместье.

— Если эти добрые люди так подходили друг дружке, если они так нередко и забавно гуляли совместно, почему же они не поженились?

— Один из друзей в один прекрасный момент спросил их об этом при мне.

— Так что все-таки?

— Они ответили: «Если бы мы СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава желали малышей, тогда естественно. Но нам и так отлично. Для чего заставлять нас делать то, что мы и так делаем по хорошей воле? К тому же свадьба — это излишние расходы, а у нас нет излишних средств...» Господи! — спохватилась Хохотушка. — Как я разболталась! Но осознаете, когда я вспоминаю этих хороших людей и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава все, что они для меня сделали, мне охото говорить о их и говорить. Послушайте, сосед, подайте мне, пожалуйста, шаль с моей кровати и помогите заколоть сзади под воротничком вот этой большой булавкой. Тогда и — в путь, так как нам издавна пора на бульвар Тампль, если вы желаете СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава приобрести все необходимое для этих бедных Морелей.

Родольф поторопился исполнить просьбу Хохотушки: он взял с постели огромную тартановую шаль кофейного цвета с широкими пунцовыми полосами и осторожно набросил ее на очаровательные плечи гризетки.

— А сейчас, сосед, приподнимите незначительно мой воротничок и скрепите совместно шаль и платьице булавкой, только смотрите на СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава уколите меня!

Для того чтоб исполнить эту просьбу, Родольфу пришлось бы практически коснуться этой шеи цвета слоновой кости с темной, точной линией приподнятых эбеновых волос Хохотушки. В комнате было сумеречно, Родольф подошел очень близко, вне сомнения очень близко, так как гризетка в один момент испуганно вскрикнула.

Не беремся разъяснять причину СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава ее испуга.

Может быть, был укол булавкой? Может быть, Родольф коснулся губками этой атласной ласковой шеи? Во всяком случае, Хохотушка живо обернулась и воскрикнула полунасмешливо, полупечально:

— Нет, сосед, я никогда вас больше не попрошу заколоть на мне шаль!

Родольф от всей души пожалел, что допустил даже настолько СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава невинную вольность.

— Простите меня, соседушка, я так неловок!

— Напротив, за это я и сержусь... А сейчас подайте руку и будьте грамотеем, а то мы поссоримся.

— Нет, право, соседушка, я не повинет... Ваша очаровательная шея так бела, что меня ординарна ослепило... Голова склонилась сама собой, и я...

— Ну хорошо СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, хватит! В дальнейшем я уж постараюсь вас больше не ослеплять.

Хохотушка погрозила ему пальчиком, они вышли, и она закрыла свою дверь.

— Будьте добры, сосед, возьмите мой ключ: он таковой большущий, что прорвет мне кармашек, и тяжеленный... реальный пистолет!

И она расхохоталась.

Родольф вооружился, в буквальном смысле слова, большим ключом, который СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава мог бы посоперничать с теми символическими ключами от взятых городов, которые побежденные униженно подносят на блюде победителю.

Хотя Родольф и был уверен, что с возрастом довольно очень поменялся и Полидори не сумеет его выяснить, на всякий случай, проходя перед дверцей шарлатана, он поднял воротник пальто.

— Сосед, не забудьте предупредить СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава маму Пипле, что скоро доставят вещи и нужно отнести их в вашу комнату, — произнесла Хохотушка.

— Вы правы, соседушка, на данный момент мы заглянем на минуту к привратнице.

Государь Пипле с его исконной шляпой-трубой на голове, в собственном зеленоватом сюртуке принципиально восседал, как обычно, перед столом, заваленным обрезками СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава кожи и различной рваной обувью; на данный момент он старался починить сапог и занимался этим делом с обыкновенной серьезностью. Анастази в конурке не было.

— Привет, государь Пипле! — произнесла Хохотушка. — У нас вам анонсы. Спасибо моему другу, Морели сейчас сохранены... Поразмыслить только, злосчастных желали выслать в кутузку! Ох уж эти судебные СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава приставы, у их нет сердца!

— И нет совести, — добавил Пипле, размахивая рваным сапогом, в который он воткнул для починки свою левую руку. — Я не боюсь это сказать и готов повторить перед богом и людьми, это бессовестные твари! Они пользовались мглой на лестнице и осмелились поднять руку даже на мою СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава супругу, непрестанно хватая ее за талию. Когда я услышал ее клики оскорбленной невинности, я не сумел удержаться и поддался праведному гневу. Не стану скрывать, поначалу я желал сдержаться и только багровел от стыда, думая об мерзких приставаниях к моей Анастази. Она ведь чуть ли не сошла с разума, так СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава как в отчаянии кинула нашу фаянсовую кастрюльку сверху вниз по лестнице! И в этот момент эти два наглеца пробегали перед дверцей нашей конурки...

— Надеюсь, вы кинулись их преследовать? — проговорила Хохотушка, с трудом сохраняя суровый тон.

— Я так и задумывался сделать, — ответил Пипле с глубочайшим вздохом. — Но когда я СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава представил, что мне придется повстречать их наглые взоры и, может быть, услышать противные слова, меня это возмутило, вывело из себя. Я не таковой уж злой человек, не ужаснее других, но, когда эти срамники пробегали мимо нашей двери, кровь вскипела во мне и я не удержался: я закрыл рукой глаза, чтоб не СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава созидать этих похотливых злодеев!!! Но меня ничто не изумило, со мной должно было приключиться сейчас какое-то несчастье, так как мне приснился этот негодяй Кабрион!

Хохотушка улыбнулась, и вздохи Пипле смешались со стуком его молотка по подметке старенького сапога...

Судя по всему, Альфред не осознавал, что Анастази СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава принадлежала к тому типу старенькых кокеток, которые всегда говорят о нескончаемо небезопасных покушениях на их честь, пытаясь раздуть огнь ревности в собственных супругах либо хахалях.

— Не спорьте, сосед, — тихонько произнесла Хохотушка Родольфу. — Пусть бедолага задумывается, что они приставали к его супруге. Ему это, наверняка, даже льстит.

Родольф и не собирался СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава лишать Пипле его иллюзий.

— Вы уместно выбрали участь мудрецов, дорогой государь Пипле, — произнес он. — Вы презрели недостойных! К тому же добродетель мадам Пипле воистину неприступна.

— Ее добродетель, государь, ее добродетель! — Альфред опять начал размахивать насаженым на руку сапогом. — Да я голову за нее сложу на эшафоте! Слава величавого Наполеона СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава и добродетель Анастази... за их я могу ответить собственной своей честью.

— И вы правы, государь Пипле. Но забудем на минутку этот прискорбный случай. Я прошу вас оказать мне одну услугу.

— Люди сделаны, чтоб помогать друг дружке, — наставительно и меланхолично ответил Пипле. – Тем паче если идет речь о таком достойном жильце, как СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава вы, государь.

— Нужно будет отнести ко мне различные вещи, которые скоро доставят. Они для Морелей.

— Не волнуйтесь, государь, я за всем прослежу.

— И еще, — грустно добавил Родольф, — нужно позвать священника, чтоб он побыл около малеханькой девченки, которая погибла этой ночкой, оповестить о ее погибели и сходу заказать гроб и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава достойные похороны. Вот вам средства... не скупитесь... Благодетель Морелей, — а я всего только исполнитель его воли, — пожелал, чтоб все было как можно лучше.

— Доверьтесь мне, государь. Анастази пошла приобрести нам кое-что к обеду. Как она возвратится, Я оставлю ее тут и займусь вашими поручениями.

В этот момент некий СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава государь, так «упрятанный» в свое пальто, как молвят испанцы, что видны были только глаза, и стараясь держаться в тени подальше от двери, осведомился у Пипле, можно ли ему подняться к госпоже Бюрет, торговке комиссионными вещами?

— Вы прибыли из Сен-Дени? — спросил Пипле с заговорщическим видом.

— Да, в час с СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава четвертью.

— Отлично, сможете войти.

Человек в пальто с капюшоном стремительно поднялся по лестнице.

— Что все это означает? — спросил Родольф у Пипле.

— Там что-то затевается, у этой мамы Бюрет... Всегда приходят, уходят. С утра она мне произнесла: «Всех, кто придет ко мне, спрашивайте: «Вы из Сен-Дени СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава?» — и, если ответят: «Да, в час с четвертью», — пропускайте ко мне. Но только этих людей!»

— Похоже, реальный пароль, — произнес Родольф, не скрывая тревожного любопытства. — Вот конкретно, государь. Потому я и произнес для себя: у мамы Бюрет наверное что-то затевается! Не говорю уже о том, что Хромуля, небольшой колченогий паршивец СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, он прислуживает Сезару Брадаманти, возвратился сейчас в два часа ночи с некий кривой старухой, которую зовут Сычиха. Они посиживали до 4 утра у мамы Бюрет, и все это время у дверей ее ожидал фиакр. Откуда взялась эта кривая старуха? Что она тут делала в таковой поздний час? Такие вопросы задавал я СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава для себя и не мог на их ответить, — удрученно окончил Пипле.

— Эта кривая старуха, которую звали Сычихой, уехала на фиакре в четыре утра? — спросил Родольф.

— Да, государь. И она наверное возвратится, так как мама Бюрет произнесла, что пароль для кривой старухи необязателен.

Родольф пошевелил мозгами, и не без оснований СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, что Сычиха замышляет какое-то новое злодеяние, но, как досадно бы это не звучало, ему и я голову не приходило, как близко коснется его эта новенькая интрига.

— Означает, условились, дорогой Пипле. Не забудьте сделать все для Морелей и попросите вашу супругу отнести им неплохой обед из СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава наилучшей примыкающей харчевни.

— Будьте размеренны, — произнес Пипле. — Как. только моя жена возвратится, я побегу в мэрию, в церковь и к харчевнику... В церковь — для мертвых и в харчевню — для живых, — философски добавил Пипле, поэтически украшая эту сентенцию. — Будьте размеренны, считайте, что все уже изготовлено.

У выхода Родольф и Хохотушка СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава практически столкнулись в Анастази, которая ворачивалась с рынка с тяжеленной корзиной всякой провизии.

— Счастливо вам, сосед и соседка! — воскрикнула г-жа Пипле, смотря на их каверзно и многозначительно. — Вы уже ходите под ручку... Дай бог, дай бог... Жарко, жарко! Юность есть юность... Неплохой девке — неплохой юноша! Да здравствует любовь! И дай вам СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава боже...

Старуха пропала в глубине аллейки, ведущей к дому, но глас ее доносился:

— Альфред, не грусти, мой старенький!.. Вот идет твоя Стази, несет для тебя вкусненького, мой старенькый сладкоежка!

Родольф предложил Хохотушке руку, и они вышли из дома к бульвару Тампль.

Глава IV.

БЮДЖЕТ ХОХОТУШКИ

Ночкой шел снег СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава, а позже задул очень прохладный ветер; обычно слякотная мостовая стала практически сухой. Хохотушка и Родольф направились к большущему и единственному в собственном роде рынку, который называли «Тампль». Женщина опиралась на руку собственного кавалера и откровенна льнула к нему, будто бы их издавна уже связывала интимная интрига.

— Ну какая она забавная, эта СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава мама Пипле! — увидела гризетка.

— Ей-богу, соседушка, по-моему, она права — ответил Родольф.

— А в чем она права, сосед?

— Она произнесла: «Да здравствует боже!»

— Ну так что?

— Вот и я так же думаю...

— Не понимаю...

— Я бы тоже желал воскрикнуть: «Да здравствует любовь», но... с вами, и СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава пошел бы... куда вы меня поведете.

— Верю вам, вы не очень упорны.

— Что все-таки в том отвратительного? Ведь мы соседи!

— Если б не были соседями, я бы не вышла с вами вот так, под ручку.

— Означает, я могу надежды?

— На что надежды?

— Что вы меня полюбите.

— Я вас СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава уже люблю.

— По правде?

— Это ведь до боли просто: вы хороший и радостный. Хоть и сами бедны, вы делаете все, что сможете, для злосчастных Морелей, взывая к богачам, чтоб они сжалились над бедняками; у вас не плохое лицо и обходительное обхождение, а мне это приятно и льстит мне: кто СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава подает мне руку, тот получает мою. Я думаю, довольно обстоятельств полюбить вас.

Хохотушка забавно рассмеялась и вдруг воскрикнула:

— Поглядите на эту пышку, вот ту, в ее сапожках на меху! Похоже, она тащит на ногах 2-ух кошек без хвоста!

И она опять расхохоталась.

— Я предпочитаю глядеть на вас, милая соседка СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава. Я так счастлив, что вы меня уже полюбили.

— Я вам говорю это, так как так оно и есть. Если б вы мне не нравились, я бы вам тоже это произнесла. Я никогда никого не накалывала и не была кокеткой-притворяхой. Когда кто-то мне нравится, я это сходу говорю...

В СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава один момент остановившись перед лавкой старенькых вещей, гризетка воскрикнула:

— Ох, поглядите на эти грубые часы с маятником и на эти две красивые вазы! Я уже отложила три ливра и 10 су — они у меня в копилке. Лет через пять-шесть я смогу приобрести для себя такие же.

— Означает, вы даже СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава откладываете? А сколько же вы получаете, соседушка?

— Самое маленькое 30 су в денек, а время от времени и 40. Но я рассчитываю лишь на 30, так будет осторожнее, и трачу не больше, — ответила Хохотушка с таковой серьезностью, как будто речь шла, о равновесии муниципального бюджета.

— Но как вы сможете жить на СЭР ВАЛЬТЕР МЭРФ И АББАТ ПОЛИДОРИ 18 глава 30 су в денек?

— Высчитать не длительно... Желаете, я расскажу вам, сосед? Похоже, вы мот по натуре, так это вам будет примером.


serdobskogo-rajona.html
serebristim-otlivom-shkuru.html
serebro-v-nashi-dni-nityu-ariadni.html